Автономия «под расписку». Как добиться от Кишинёва соблюдения интересов Гагаузии?

Опубликовано 23 марта
Автономия «под расписку». Как добиться от Кишинёва соблюдения интересов Гагаузии?

Что такое диалог Комрата с Кишинёвом? Уверен, каждая сторона этого диалога имеет своё представление на этот счёт. Для молдавского руководства этот диалог сводится к тому, что бы проводить государственную политику не с учётом специфики Гагаузии, но вопреки ей, приблизив на правовом уровне особенности автономии к реалиям остальных районов. Соответственно, задача Комрата в отношениях в центральными властями – отстоять специфические интересы региона.

Удивительно, что Закон «Об особом правовом статусе АТО Гагауз Ери», принятый более 20 лет назад, и который, казалось бы, решает задачу защиты интересов Гагаузии, на практике практически никакого веса и никакого влияния на государственную политику РМ не имеет.  

Закон об особом правовом статусе для Молдовы – это нечто вроде письменной расписки, написанной под давлением. Этот документ юридически признаёт существование Гагаузии, однако добиться по нему от Молдовы выполнения каких-то обязательств не так просто.

В Конституции РМ есть 111 статья, посвящённая Гагаузии. Важный момент: эта статья лишь указывает, что в административной структуре Республики Молдова есть единица с особым статусом, но ни о каких гарантиях в отношении Гагаузской автономии там речь не идёт. Более того, в этой статье говорится, что  особый статус Гагаузии может быть изменён голосами трёх пятых депутатов парламента. 

То есть, автономия, которой жители Гагаузии добились в 1994 году, фактически, держится на честном слове (которое регулярно нарушается). Поэтому, - возвращаясь к теме диалога с Кишинёвом, - главной задачей всего политического класса Гагаузии и, прежде всего, властей региона, является обеспечение более основательной юридической защиты автономного статуса АТО Гагауз Ери. Такой защитой могут стать только конституционные гарантии существования Гагаузии. Это либо путь внесения в Конституцию всех прав и полномочий Гагаузии, изложенных в Законе об особом правовом статусе, либо путь придания этому закону конституционного статуса.  

Когда в Комрат приезжают европейские чиновники и интересуются проблемами отношений с Кишинёвом, то власти Гагаузии должны начинать разговор с темы конституционных гарантий. Когда проходят встречи совместной комиссии депутатов Парламента и Народного собрания, представители гагаузской стороны должны постоянно настаивать, что вся работа имеет смысл лишь при условии конституционных гарантий для Гагаузии (кстати, постановление молдавского Парламента о создании данной комиссии дальновидно оговаривает, что своё законотворчество она будет вести в рамках действующей Конституции, тем самым заранее закрывая тему о возможной конституционной реформе). Если проводятся всевозможные круглые столы, семинары и форумы, посвящённые отношениям Молдовы и Гагаузии, то непременно должна звучать тема конституционных гарантий. Эта тема должна звучать везде – из уст Башкана на заседаниях правительства, от гагаузских депутатов в Парламенте РМ, в дискуссиях гагаузских политиков на телевизионных ток-шоу.

Добившись конституционного закрепления своих полномочий, Гагаузия вынудит власти Молдовы пересмотреть своё отношение к автономии. Фактически, это уже будет автономия не «под расписку», а «по контракту». Со всеми вытекающими из этого последствиями. 

Вячеслав Крачун