Борьба вместо диалога. Об особенностях взаимоотношений Комрата и Кишинёва

Опубликовано 18 мая
Борьба вместо диалога. Об особенностях взаимоотношений Комрата и Кишинёва

5 мая в Кишинёве прошла презентация исследования «Реализация компетенций Гагауз Ери: вызовы и перспективы», проведённого по заказу неправительственной организации «Пилигрим-Демо». Обозреватель «Единой Гагаузии» Вячеслав Крачун оценил мероприятие с точки зрения отношений между Комратом и Кишинёвом и пришёл к неожиданным выводам.

Исследование  было проведено по заказу «Пилигрим-Демо» в рамках проекта «Поддержка диалога между органами власти в контексте автономии Гагаузии» при поддержке Посольства Великобритании в Молдове. Как отмечается в официальном пресс-релизе по итогам мероприятия, данная работа представляет собой анализ реализации компетенций органов власти Гагаузии, зафиксированных в Конституции и других законодательных актах Республики Молдова.

Целью исследования было определить, в какой степени руководство Гагаузии использует имеющуюся законодательную базу и вытекающие из неё компетенции для полноценного развития региона. И, соответственно, какие существуют в этом вопросе препятствия, и что нужно сделать в правовом и политическом плане для их преодоления. Все эти вопросы подробно изложены в нескольких главах и частях, подготовленных группой экспертов.  В числе последних выступили представители как Гагаузии, так и Молдовы. И в этом смысле было интересно оценивать, насколько по-разному тему функционирования Гагаузской автономии понимают и трактуют представители региона и Кишинёва.

О том, что взгляды на обсуждаемую тему из Комрата и Кишинёва не совпадут, с самого начала предупредил сам руководитель «Пилигрим-демо» Михаил Сиркели. Однако, в ходе презентации, порой, звучали не просто разные, но взаимоисключающие оценки. Особенно это бросалось в глаза в выступлениях эксперта «Пилигрим-демо» Елены Куюджуклу и представителя неправительственной организации IDIS Viitorul Вячеслава Бербека.

В своей части исследования Куюджуклу попыталась раскрыть тему компетенций, обозначенных в Законе об особом правовом статусе Гагаузии, с точки зрения проблематики их реализации. Ключевые выводы её выступления: компетенции Гагаузии не имеют чётких границ с компетенциями центральной власти, а Закон об особом правовом статусе Гагаузии имеет противоречия с ключевыми органическими законами Молдовы, что создаёт препятствия для его функционирования. Чтобы решить эти противоречия, необходимо создать конституционные гарантии исполнения Закона об автономии.

Вячеслав Бербека со своей колокольни представил ситуацию иначе. Он также признал противоречие между гагаузским и молдавским законодательством, однако, предложенные рекомендации оказались не в пользу Гагаузии. Так, эксперт IDIS Viitorul настаивал на том, что Народное собрание Гагаузии не может считаться законодательным органом и, соответственно, все принимаемые им документы не должны считаться законами. Суть его предложений состояла в необходимости привести Закон об особом статусе Гагаузии в соответствие с Конституцией и молдавским законодательством. Фактически, после выступления первого спикера, говорившего о том, что молдавские законы не признают полномочий Гагаузии, идея господина Бербека означала юридическое оформление Комратом отказа от собственных полномочий.

Несовместимость двух позиций вызвало у некоторых участников мероприятия сомнение относительно практической ценности самого исследования. Так, участвовавший в мероприятии депутат Парламента РМ из Гагаузии Фёдор Гагауз высказал недоумение по поводу того, что в исследование были включены рекомендации, на практике означающие ослабление полномочий региона. По его словам, главной проблемой функционирования Гагаузии является отсутствие конституционного закрепления её полномочий. Поэтому целью исследования должна была стать разработка механизма правового обеспечения конституционных гарантий автономии.

Отдельно стоит отметить и выступление комратского экономиста Аллы Левитской, автора двух глав исследования – о финансовых и экономических основах автономии Гагаузии, а также об институциональном потенциале органов управления АТО Гагаузии с точки зрения экономического аспекта. Проще говоря, госпожа Левитская рассказала о том, насколько Гагаузия пользуется определёнными ей по закону финансовыми полномочиями и в какой степени реализует свой экономический и управленческий потенциал.

Самой «живой» частью мероприятия стало обсуждение выступлений и ответы спикеров на вопросы участников презентации. И здесь так же не обошлось без кардинально противоположных оценок. Один из первых вопросов прозвучал от завсегдатая мероприятий по гагаузской тематике, бывшего фронтиста Оазу Нантоя. Политик, известный своим негативом по поводу существования Гагаузии, не стал изменять собственному репертуару и спросил представителей региона, с какой целью была создана их автономия. Так же политик пытался добиться ответа на вопрос, в чём состоит специфика Гагаузии, что её нужно отражать в молдавском законодательстве. Впрочем, собравшиеся проигнорировали реплику Нантоя и предпочли не отвлекаться на провокацию, предчувствуя, по-видимому, что это может обернуться бесплодными выяснениями до конца мероприятия.

Хотя один ответ экс-фронтисту всё же прозвучал. Депутат Парламента Кирилл Лучинский с лёгкостью парировал язвительные намёки Нантоя о том, что «специфика Гагаузии – это всего лишь русский язык и принадлежность к «Русскому миру», заявив, что все претензии по поводу слабой интегрированности гагаузов в молдавское общество следует предъявлять Кишинёву. Для подтверждения этой мысли он привёл пример, как за 25 лет существования Республики Молдова правительство не выделило ни одного лея для изучения государственного языка жителями Гагаузии.

Общие впечатления от исследования и самой презентации, которую провело «Пилигрим-демо» оказались противоречивыми. С одной стороны участники оценили сам факт исследования и экспертного подхода к анализу тех или иных сфер взаимоотношений Комрата и Кишинёва. Затронутые вопросы, как правило, поднимаются в политической публицистике и носят эмоциональный характер. Рациональный же анализ того, какие права есть у Гагаузии и что мешает их реализации, встречается довольно редко.

Но с другой стороны в процессе презентации всплыли такие моменты, которые ставят под сомнение всю затею. Речь идёт даже не об уровне проведённого анализа (а многие участники неоднократно высказывали сомнения по поводу его качества и достоверности), а о сути содержания. Главной «ложкой дёгтя» в этом смысле стало выступление Вячеслава Бербека и его идея подогнать Гагаузию под молдавские законы, которые эту самую Гагаузию в большинстве своём даже не упоминают.

Нельзя обойти вниманием и выступление Нантоя. В рамках данной презентации его фигура особого внимания не привлекала бы, если не знать, что он ровно с этими же провокационными вопросами появляется буквально на каждом событии, где обсуждаются проблемы функционирования Гагаузии. И практически каждый раз конструктивное обсуждение и поиск разумных решений после реплики Нантоя перерастает в балаган, ломая весь сценарий и повестку дня мероприятия. И даже если задаться целью исчерпывающе ответить провокатору, можно быть уверенным, что на следующем мероприятии он снова попросит слово и начнёт со своего фирменного «а зачем нужна Гагаузия?».

Пикантность ситуации придаёт то, что проект с исследованием, включившим подобные рекомендации, как и саму организацию мероприятия провела гагаузская НПО. То есть, все выводы экспертов в контексте диалога автономии с Центром могут ошибочно  трактоваться, как позиция гагаузской стороны. Можно записать это как упущение«Пилигрим-демо», но это упущение, что называется, «на грани фола».  

Озвученные в ходе презентации мнения показали, что отношения меду Комратом и Кишинёвом похожи скорее на политическую борьбу, чем на диалог. А раз так, то гагаузской стороне крайне важно продумывать каждый шаг, его правовое обоснование и политические последствия. Не менее важно понимать, от кого стоит ждать содействия и кто чьи интересы продвигает. Один из участников презентации высказал мнение, что не бывает «позиции Комрата» и «позиции Кишинёва», а, дескать, есть только позиция закона и Конституции. Насколько красивая, настолько же и лукавая идея. В законах всегда есть противоречия, и Конституция – не священная корова, что бы её не трогать. Изменение и развитие законодательства – непрерывный процесс. Вопрос только – в чьих интересах меняются законы. В нашем случае попытка исходить из незыблемости действующей Конституции – это никакая не нейтральная или общая позиция. Это позиция Кишинёва, которая предполагает дальнейшее ущемление полномочий Гагаузии.