БУДНИ ДЕПУТАТА: на что тратятся усилия в парламенте защитников Гагаузии

Опубликовано 12 октября
БУДНИ ДЕПУТАТА: на что тратятся усилия в парламенте защитников Гагаузии

После публикации в одном из прошлых номеров «Единой Гагаузии» статьи о моей законодательной инициативе по поводу представительства Гагаузии в Конгрессе местных и региональных властей, в мой адрес поступило несколько писем с просьбой рассказать о других примерах парламентской деятельности, которая касается нашего региона.

Как раз на этой неделе в парламенте должен рассматриваться один проект закона, касающийся полномочий автономии, и я решил, что читателям будет интересно про него узнать. Тем более, что работа парламента освещается в СМИ только в контексте политических скандалов, и жители нашего региона не всегда в курсе, как защищаются интересы Гагаузии в законодательном органе.

Законопроект, о котором идёт речь, предлагает дополнить ст. 27 Закона «об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери)» ещё одной частью следующего содержания:

(1) Проекты законов по изменению и/или дополнению настоящего закона утверждаются Парламентом только после получения положительного заключения от Народного Собрания. Заключение утверждается постановлением Народного Собрания Гагаузии большинством голосов избранных депутатов.

Другими словами, предлагается принять гарантию статуса Гагаузии, основанную на принципе «взаимного согласия сторон». То есть, статус Гагаузии не может быть изменён молдавским парламентом в одностороннем порядке, без согласия НСГ.

У некоторых молдавских депутатов есть сомнение в необходимости вносить это дополнение. По их логике, если за 22 года существования Гагаузии парламент не отменил своё решение о создании автономии, то и «взаимного согласия» для этого не нужно – оно, дескать, не пригодится.

Тут важно понимать две вещи. Во-первых, власти Молдовы если и не отменили закон о Гагаузской автономии, то ощутимо его «обскубали», когда неоднократно через Конституционный суд добивались отмены отдельных статей. Так что «взаимное согласие» - гарантия, которая нам не помешает. И второе. Мы не можем полагаться на добрые намерения депутатов, поскольку состав парламента меняется, и у нас нет гарантии, что следующий парламент не будет подконтролен неадекватным силам, ставящим перед собой цель упразднение Гагаузии.

С другой стороны, нужно понимать, что данный законопроект является лишь относительной гарантией незыблемости статуса Гагаузии. Это политическая, но не юридическая гарантия, поскольку при желании Конституционный суд может вычеркнуть эту норму, как уже поступал с другими полномочиями. Разве что на этот раз Кишинёву понадобится больше решимости и политического духа, чтобы пойти на такую антигагаузскую провокацию.

Если же мы говорим о реальной юридической гарантии, то это, конечно же, должно быть конституционное закрепление полномочий автономии. Конституционные законопроекты невозможно принять без политического консенсуса с большинством политических сил, а в нашем случае это, похоже, может произойти только если сойдутся сразу несколько «политических звёзд». И я не вижу другого пути, кроме как всем вместе (гагаузским депутатам в парламенте РМ, Башкану, Исполкому и НСГ, а также нашим союзникам в молдавской политике) работать на достижение этой цели.

Возвращаясь к инициативе, которая на этой неделе должна быть вынесена на суд депутатов, нужно отметить, что она была разработана ещё летом в рамках совместной группы Народного Собрания Гагаузии и Парламента. Тогда же она была направлена на рассмотрение в Парламент в качестве законодательной инициативы НСГ. Но в повестку дня заседания документ был включён только на этой неделе и, должен это признать, такая задержка носит явно искусственный характер. Вместе с коллегами из НСГ мы настаивали на рассмотрении этой инициативы ещё до ухода на летние каникулы, но, видимо, молдавским властям нужно было оттянуть время.

Сегодня в бюрократическом процессе находятся ещё два законопроекта, разработанных в рамках совместной рабочей группы НСГ и Парламента.

Первый – это поправки к Закону о местном публичном управлении, которые вводят понятие органов местного публичного управления особого уровня и относят к ним органы власти Гагаузии. А также поправки в Закон об административно-территориальном устройстве, касающиеся придания автономии специального уровня.

Ещё в начале 2016 года, когда наша группа только начинала работу, мы - с коллегами из НСГ - предлагали разработать эти законопроекты в порядке приоритетности, однако представители партий власти призывали отложить подобные «политические вопросы» для проведения на этот счёт переговоров внутри правящей коалиции. Это привело к тому, что рутинные, казалось бы, законопроекты (которые даже не наделяют Гагаузию новыми полномочиями, а лишь заполняют пробелы и снимают противоречия в действующем законодательстве!), до сих пор ждут своего часа.

К сожалению, значительная часть моего депутатского внимания и моих коллег из Гагаузии отвлекается на решение таких искусственных препятствий.

Фёдор Гагауз,

депутат Парламента РМ,

председатель ОД «Единая Гагаузия»