Единство как спасение. О разделённой участи гагаузского народа

Опубликовано 7 марта
Единство как спасение. О разделённой участи гагаузского народа

Сегодня трудно найти другой такой разделённый народ, как гагаузы. Сильно рассеяны по миру евреи, но у них есть своё государство, которое хоть как-то гарантирует им сохранение. Чем-то похожая ситуация у курдов, но их в мире несколько десятков миллионов и вопрос исчезновения у них уж точно не стоит. Палестинцы? Их тоже к малым народам не отнесёшь, да и то колоссальное внимание и материальная помощь, которые они получают от мирового сообщества, не сравнить с тем, что имеют гагаузы.

Трудно сказать, как там было во времена Узи-Эялет, называемом историками, как «первое государство гагаузов», но, по крайней мере, начиная с массовой миграции задунайских переселенцев в Буджак, гагаузская история – это история расколов и разделений.

По правде говоря, и в Добрудже с единством гагаузам не особо везло. Если посмотреть на карты того времени, мы увидим, что места компактного проживания гагаузов довольно невелики и распылены по всему региону. Разделяла гагаузов и, казалось бы, общая православная вера. Так, часть населения принадлежала Болгарской церкви, а часть – Греческой.

Несколько десятков новых поселений, основанных в первой половине 19 века в Южной Бессарабии, продолжили историю разделений. Изначально гагаузские колонии основывались вперемешку с болгарскими, что наглядно демонстрируют и современные карты: попробуйте прочертить воображаемый маршрут Копчак - Тараклия – Казаклия – Кирютня – Чадыр-Лунга – Валя-Пержей. Разделение гагаузскому населению Буджака принесло и отторжение Южной Бессарабии в состав Объединённого княжества Молдавии и Валахии, в котором эта территория с несколькими гагаузскими сёлами пробыла 21 год.

От трагедии разделения не избавил и 20 век. В то время как оставшиеся в Добрудже гагаузы подвергались сильным ассимиляционным процессам, жители Буджака переживали свои испытания: по телу гагаузского народа проводили государственные границы, мировые войны и депортации распыляли его генофонд.

Своеобразным бунтом против своей судьбы стало создание в конце двадцатого столетия Гагаузской Республики и, позже, Гагаузской автономии в составе Республики Молдова. То, что этот крошечный осколок рухнувшего СССР смог сохраниться, похоже даже не на удачу, а на настоящее чудо. Потому что все объективные условия (карликовая территория, мизерное население, готовое к силовым мерам правительство в Кишинёве) не давали гагаузам ни одного шанса на обретение своей государственной «крыши». Впрочем, почти 50 тысяч гагаузов остались «за бортом» этих процессов, обретя новую родину в составе соседней Украины.

Но чудеса закончились, не успев начаться. Уже с середины 90-х Гагаузию сотрясают политические войны, разделяющие не только лидеров, но и всё население. Сегодня Гагаузская автономия с этой точки зрения представляет из себя довольно грустное зрелище: не имея территориального единства (Вулканештский район остался анклавом), гагаузы разделены и по политическим предпочтениям. Но что хуже всего – гагаузов размывает трудовая миграция.

И всё же, несмотря на прослеживаемую закономерность, история гагаузского народа непредсказуема. Гагаузы раз за разом выступают в роли жертвы геополитических обстоятельств, но иногда случаются проблески и они будто восстают против своей участи. 19 августа 1990 г., 2 февраля 2014 г.  – такие случаи уникальны, но они бывают. Гагаузы преображаются из населения в единую нацию, из объекта в субъект. В такие моменты высвобождается колоссальная энергия этого народа, которая позволяет ему творить своё будущее.

Обретая единство, гагаузы обретают гарантию своего выживания. Будет это происходить как исключение, раз в четверть века – их ждёт судьба тысяч исчезнувших с лица Земли народов. Научатся жить единством – сохранят нацию до Конца света. Получится ли у них? - в этом есть какая-то эсхатологическая тайна.

Вячеслав Крачун