Этот ужасный румынский террор, или почему Гагаузия не хочет румын

Опубликовано 25 апреля
Этот ужасный румынский террор, или почему Гагаузия не хочет румын

Вот она цена не только Унири, которой может и не будет, но всего нашего «проевропейского курса» - преступного по отношению к населению, многократно обездоленному тяжелым ХХ веком.

В первый же год румынской аннексии Бесарабии, в 1918 году, край наводнился массой румынских чиновников, военщины, жандармов, шпионов.

Невысокий моральный и культурный уровень румынского чиновничества достаточно известен. Весь административный аппарат Румынии снизу доверху был пропитан взяточничеством. Взятка служила нормальным дополнением к скудному жалованию чиновника. Без подачек обывателю нельзя ступить и шагу. В Бессарабию попала, конечно, не лучшая часть чиновничества, и весь этот жадный люд начал проявлять здесь свои «административные таланты» над беззащитным порабощенным населением.

В деревне полными хозяевами стали румынские жандармы. Они реквизировали лучшие дома и обзавелись хозяйством: награбленными у крестьян коровами, свиньями, домашней птицей.

Каждый такой жандарм - маленький царек в своем участке; население должно ему безусловно подчиняться под угрозой жестоких телесных наказаний, назначаемых по своему усмотрению, обыкновенно до потери сознания.

На крестьян возложено в виде натуральной повинности, помимо снабжения такого царька всем необходимым, даже охрана его безопасности по ночам, для чего наряжаются караульщики с палками - другого оружия румыны крестьянам не доверяют.

Каждой военной румынской части, расположенной в Бессарабии, также дано в удел несколько деревень, где эта часть реквизирует для себя продукты. Эти реквизиции представляют неприкрытый грабеж крестьян, с применением против строптивых жестоких наказаний розгами.

Вот типичная картина румынских приемов, разоблаченная в печати («Бессарабский Бюллетень» от 8/II-1919 г.):

«Недавно, - пишет корреспондент, - в село Этулею (сегодня село Етулия Вулканештского района – прим. ЕГ), явился отряд румын, чтобы забрать еще ранее реквизированный хлеб. Хлеба у крестьян не оказалось. Румынский офицер настаивал на выдаче. Крестьяне ответили, что если румыны хотят забрать последний хлеб, то пусть берут также их жен и детей, и кормят, ибо самим крестьянам их уже нечем кормить. В результате конфликта 17 крестьян было арестовано румынами. Их истязали в течение суток, а потом повезли под конвоем в село Волконешты (ныне город Вулканешты АТО Гагаузия – прим. ЕГ).

В Волконештах арестованных этулейских крестьян продержали двое суток, при чем в несколько приемов жестоко избивали.

Затем привезли их в Болград, в штаб 10 дивизии, и здесь снова стали избивать.

Крики избиваемых были так ужасны, что даже видавшие виды запуганные жители Болграда стали со всех сторон сбегаться к зданию женской гимназии, часть которого занимает штаб.

Другую часть этого же помещения гимназии занимают румынские правительственные курсы для учителей. Учащиеся и даже часть учителей-румын заявили, что не в состоянии заниматься под крики избиваемых.

Однако директор курсов отказался прекратить занятия, заявив: «Если вы хорошие румыны, вы не должны обращать внимания на подобные неизбежные пустяки».

В конце концов избитые и искалеченные этулейцы были освобождены зa взятку в 17 тысяч руб.

Хуже всего то, что в приведенном документе рисуется не какой-то уникальный случай, а повседневный порядок румынского управления, который скоро привел в отчаяние не только население, но даже тех из румынизаторов, которых румынский шовинизм не отравил еще до потери всякой способности видеть и чувствовать окружающее.

В этом отношении весьма замечательно признание писателя Александри, деятельного сторонника присоединения Бессарабии к Румынии. В речи, произнесенной в «Сфатул-Цэрий» через 9 месяцев после того, как это присоединение состоялось, он с горечью дал следующую характеристику установившегося в крае режима:

«В нашей стране стон стоит от края и до края; беззаконие, издевательство, глумление такие, каких, может быть, не было от века; время царского абсолютизма нам кажется чуть ли не раем»…

«Наша крестьянская масса, числом около 2-х миллионов человек, сплошь, поголовно до того возмущена политикой наших румынизаторов, что самым настоящим, самым искренним образом мечтает об отделении от Румынии; она готова присоединиться к кому бы то ни было, только бы отделиться от Румынии».

«Если от одного русского урядника стонала целая волость, то что сказать о 5-6 жандармах-румынах, которые расквартированы в каждом селе и которые не садятся за стол без того, чтобы куры с цыплятами не чередовались с утками и другой живностью.

Если к этому прибавить 50 тыс. войск, которые живут вне закона и грабят все, что только попадет под руку, ведя атаку оружейными выстрелами на сады и огороды мирных жителей, то будет понятна фраза, которая циркулирует в нашем обществе, что румыны за полгода русифицировали край в неизмеримо большой степени, чем русские за 106 лет»…

До какой степени доходило глумление над населением, показывают следующие случаи, также подтверждаемые официальными документами.

Комендант местечка Единцы за то, что кто-то из жителей ему не поклонился, приказывает надеть свою фуражку на шест, и заставляет всех обывателей раскланиваться перед ней.

Изданный по этому поводу приказ гласит:

«Каждый должен остановиться на месте - лицом к начальнику - и с улыбкой на лице снять шапку до самой земли; для обучения населения этому и точного исполнения, моя фуражка коменданта будет прогуливаться на палке, и все обязаны ее приветствовать».

И явление это – отнюдь не исключительное, что доказывает и приказ, изданный летом 1919 года комендантом г. Бельцы:

«Приказываю жителям, как мужского, так и женского пола при встрече со мной и с моими офицерами сходить с тротуара, отступая на три шага на мостовую, и с веселым видом приветствовать нас. За неисполнение этого приказа, виновные будут наказаны розгами трижды до потери сознания» (опубл. в «Бессарабской Правде» 13/VII-1919 г.).

Кто-то может попытаться возразить, что это были «дикие времена», и что с тех пор уровень гуманизма вырос как в целом в мире, так и, разумеется, в Румынии.

Получается, мы должны радоваться гипотетической Унире только потому, что в этот раз нас, возможно, не будут бить ТРИЖДЫ до потери сознания за то, что не поклонились до земли румынскому чиновнику!

Других улучшений, другой мотивации для добровольного уничтожения молдавской суверенной государственности я не вижу. Румыны снова потирают руки в ожидании ограбления этой территории. Для другого она им не нужна! Не для того они хотят расширения на Восток, что начать жить беднее, отдавая нам свои кровно заработанные, весьма скудные ресурсы.

Румыния – отнюдь не Германия, которая уже 20 лет разоряет свою западную часть для приведения в чувство присоединенной Восточной Германии. Румыния – это далеко НЕ та цивилизованная толерантная Европа, к которой она себя самозвано стала причислять после поспешного вступления в ЕС. Об этом можно судить хотя бы по положению румынских венгров, которые так и не могут добиться для себя в этой «европейской» стране заслуженных прав и свобод.

А ведь Венгрия – это влиятельная, гораздо более цивилизованная соседняя европейская страна, с богатой доблестной историей! Венгры – великая нация, и на этой территории они у себя дома! Что уж говорить о том, какое отношение ждет в случае присоединения к Румынии жителей Бесарабии русского или гагаузского происхождения!

Своих аппетитов румыны даже не могут скрыть – слюноотделение уже началось, и прямо капает изо рта. Юлиан Кифу, бывший советник по национальной безопасности экс-президента Румынии Траяна Бэсеску, прямо заявил недавно, что молдавские предприятия должны быть проданы инвесторам из государств, входящих в Европейский Союз и НАТО.

На разведку возможностей зачастил в Молдову и румынский принц Раду, зять короля Румынии Михая и супруг принцессы Маргареты. В частности, 19 апреля, он посетил город Бельцы - северную столицу Молдовы.

Объявившись в Агентстве регионального развития “Север”, румынский принц выразил надежду на дальнейшее тесное сотрудничество между регионами.

«Тот факт, что в 2016 году мы можем налаживать контакты и обсуждать совместные идеи и проекты, не может не радовать. Уверен, что это всего лишь начало. Я не ожидаю, что сразу после этой встречи начнут происходить чудеса, но, как я уже говорил представителям молдавского правительства, это всего лишь первая попытка наладить контакт. В Клуже существует мощная предпринимательская среда, привлекающая существенные инвестиции из других европейских стран, что может послужить хорошим примером для вашего региона», - сообщил принц Раду.

Также румын посетил Бельцкий государственный университет им. Алеку Руссо, где проходила презентация сборника «Европейский путь Республики Молдова».

В сборник включены материалы порядка 40 специалистов различного профиля, которые раскрывают тему, посвящённую посткоммунистическому развитию Республики Молдова и перспективам страны в части её вступления в Европейский союз.

Предыдущий визит представителя королевского дома Румынии в Республику Молдова имел место осенью прошлого года. Тогда принц Раду посетил и южную столицу Молдовы, где в Комрате встретился с Башканом Гагаузии Ириной Влах и представителями Исполнительного Комитета автономии. Кроме того, принц посетил Комратский государственный университет, Информационный центр Румынии, Региональный музей истории гагаузов.

Издалека подбираются. Потихоньку вырабатывают привыкание...

И коль уж речь зашла об «Европейском пути Республики Молдова», то не грех вспомнить причины, по которым Румыния настойчивее всех продвигает этот выбор для нашей страны. Оставим в этот раз в стороне ее геополитические интересы – насолить России и уменьшить ее сферу влияния хотя бы на 1 сантиметр. Есть у Румынии и чисто материальный интерес. Непуганые жители и Гагаузии, и всей Молдовы, родившиеся слишком поздно, чтобы помнить некоторые важные детали, даже не подозревают о грядущей экономической подлости, нависшей над их головами…

Имя этой подлости – реституция имущества. А смысл подлости в том, что проведена будет эта реституция не по данным Российской империи, а по Свидетельствам о праве на собственность, щедро выданным в свое время румынскими оккупантами своим гражданам на основе конфискаций имущества бессарабских собственников!

А теперь – подробности.

Окинем взором те времена. Нищая, отсталая Румыния потерпела сокрушительное поражение от германских войск. Даже столица страны – город Бухарест – занят немцами. Однако те разрешают румынам – в качестве «компенсации» – оттяпать часть территории врага Германии, но бывшей союзницы Румынии (!) Российской империи.

Румынские вояки, жаждавшие наживиться на войне, помародерствовать на богатых австро-венгерских землях, получают свой «утешительный приз» - разоренную войной Бесарабию. И отрываются тут по полной. Конфисковывают не только коров и другую собственность, но и главную в ту пору ценность – землю. В рядах румынской армии солдат и нищих полуграмотных чиновников полно безземельных, которые разочарованы, обозлены и представляют угрозу для властей собственной страны. Для их умиротворения и удовлетворения, их одаривают землей в Бесарабии и отдают эту новоприобретенную колонию на растерзание.

В Гагаузии не все помнят, сколько земель было роздано румынам. Одни только земли комратского помещика Цанко-Кыльчика чего стоят! Отбирали и у других. Но при этом, новые самозваные «хозяева» в местностях зачастую даже не объявлялись. Зачем им тут поселяться и пахать засушливую Буджакскую землю – зону рискованного земледелия? Они присылали своих адвокатов и земельных агентов, которые все бумаги оформляли и тут же передавали захваченное в аренду. Посиживая в своем Бухаресте, новые рантье получали лишь дивиденды, в то время как здешние крестьяне поливали потом землю, подаренную им Россией и отобранную Румынией.

Так вот, все должны знать и четко себе представлять: румыны – очень хорошие бюрократы. Уезжая отсюда, они перед второй Мировой войной вывезли все свои архивы, и тщательно берегут все свои фальшивые, грабительским путем полученные Свидетельства о «праве» на землю и на прочие объекты недвижимости.

Румыны ждут не дождутся, чтобы Молдову дожали присоединиться к «западному цивилизованному миру». Им даже не обязательно аннексировать нашу территорию! Даже вхождение Молдовы в ЕС, или простое выполнение кабальных положений Соглашения об «ассоциации» с Европой позволит румынам начать процедуры «реституции» собственности.

Помещикам и рядовым землевладельцам эпохи царской России ничего не светит – румыны признают только свои документы! И даже если не все земли и здания у нас смогут отнять физически, их заберут документально. И мы снова станем в виде арендной платы платить дань оккупантам за собственное имущество!

Мы будем арендовать у этих грабителей то, что было нам подарено 200 лет назад в виде непаханой целины, и где предки гагаузов сломали много плугов и своих спин, чтобы вырастить вместо ковыля – пшеницу и виноград в этой безводной степи.

Вот она цена не только Унири, которой может и не будет, но всего нашего «проевропейского курса» - преступного по отношению к населению, многократно обездоленному тяжелым ХХ веком.

Д. Попозогло