Фёдор Гагауз о годовщине «гагаузского референдума»

Опубликовано 2 февраля
Фёдор Гагауз о годовщине «гагаузского референдума»

Почему тема «гагаузского референдума» вызывает столько дискуссий в Молдове? Почему, казалось бы, простая демократическая процедура вызвала шесть лет назад такой резонанс?

Думаю, дело не только в том, какие вопросы мы выносили на голосование. Тогдашние власти восприняли в штыки и посчитали опасным для себя сам факт того, что народ получил возможность высказаться по важному вопросу. Вспомните историю референдумов за годы независимости Молдовы! Если не считать неудавшегося референдума 2010 года об изменении процедуры избрания президента, других успешных примеров, когда власть решила бы услышать мнение народа, просто не было.

К 2014 году евроунионисты у власти сформировали политический миф о том, что у европейской интеграции и сближении с НАТО нет альтернатив. И когда мы решили высказаться на эту тему, показать, что народ думает иначе, в Кишинёве это восприняли как угрозу своему режиму.

2 февраля голос Гагаузии был услышан. Нас услышали не только в Кишинёве, но и в ЕС, в России и Турции. Очень важно, что аргументы, которые озвучивали гагаузские власти и всё наше общество о праве на референдум и, в целом, об ущемлении прав региона, были абсолютно демократическими по духу и безупречными с правовой точки зрения. Именно поэтому большинство молдавского общества выразило солидарность с нами, а внешние партнёры Молдовы признали нашу правоту. В результате мы привлекли к себе огромное внимание внешних партнёров, вместе с которыми было реализовано множество экономических и гуманитарных программ.

Также я хочу напомнить, что вслед за референдумом, в том же месяце в Комрате прошёл съезд депутатов всех уровней, на котором была принята объёмна резолюция, в которой давалась оценка самому референдуму, реакции на него со стороны Кишинёва и выдвигались ключевые требования к центральным властям. Такой же съезд мы провели и в 2018 году и снова тогда озвучили в резолюции большую часть требований. Конечно, жаль, что многие из этих требований не решаются, и, наверное, не могут быть решены в короткие сроки. Но они важны, как выражение позиции Гагаузии, как опорные точки, на которых должен развиваться диалог с центральными властями.

В резолюциях несколько десятков пунктов, но я бы свёл их трём тезисам: Требования Гагаузии законны и идут в рамках государственных интересов Молдовы; для исполнения Закона об особом правовом статусе Гагаузии нужны конституционные гарантии наших полномочий; Полноценно функционирующая автономия нужна не только Гагаузии, но и Кишинёву - для политической стабильности, успешной реинтеграции и укреплению авторитета страны в мире. Наша общая задача донести эти тезисы до всего молдавского общества.

Но есть один момент, который касается только нас, об этом к сожалению, мало говорится. История с референдумом и, в целом, история наших отношений с центральными властями учит нас тому, что мы должны быть больше требовательны к самим себе. Как будут соблюдаться наши права, зависит в первую очередь от нас. Поэтому, мы должны все усилия направлять на экономическое развитие, на повышение профессионализма наших представителей на всех уровнях, на более тесное взаимодействие между лидерами Гагаузии, политическими силами и обществом. И только будучи уверенными, что мы сами сделали всё от нас зависящее, мы сможем спрашивать с Кишинёва или рассчитывать на поддержку внешних партнёров.

Фёдор Гагауз,
депутат парламента от ПСРМ