Гагаузы и болгары разделились навсегда?

Опубликовано 15 марта
Гагаузы и болгары разделились навсегда?

Гагаузы и болгары вместе или рядом веками жили на территории Добруджи, потом вместе, в одно и то же время, в одинаковых условиях заселили и поднимали Буджакскую засушливую целину. Съели на этом не один пуд соли, как говорится.

Сейчас мало кто об этом помнит, но первые поселенцы практически все владели болгарским языком, так что проблем коммуникации и согласованных действий не было. Хотя отдельные споры на первых порах и случались – в то время православные болгары и гагаузы относились, на удивление, к разным церквям (гагаузы причисляли себя к греческой!). Со временем и эта тема сама собой отпала, когда оба народа духовно объединились под лоном Русской православной церкви.

Что же случилось потом, и почему теперь эти два народа на территории Бесарабии не могут быть вместе, хотя инстинктивно продолжают друг к другу тянуться?

Случилось, на самом деле многое. И не обязательного плохого.

Начнем с того, что оказавшись вырванными из прежней – преимущественно болгарской – среды обитания, гагаузский народ прервал запущенные там процессы ассимиляции, и начал ускоренно вызревать в качестве самостоятельного, самобытного, уникального этноса.

В Добрудже гагаузы тоже жили относительно компактно, имели во многих случаях мононациональные села, и даже составляли большинство во многих городах – таких, как Варна, Балчик и так далее. И все-таки, при своей очень небольшой абсолютной численности, они занимали относительно большую территорию. Гораздо больше нынешней Гагаузии. И были, по сути, по этой территории рассеяны, «размазаны»: отдельные села друг от друга были удалены на значительно большие расстояния, чем сейчас, на территории Молдовы. В Гагаузии ведь сегодня через каждые 8-15 километров снова и снова попадается достаточно большое, часто многотысячное гагаузское село. Таким образом, компактность расселения гагаузов с переселением в Бесарабию существенно возросла, а болгары перестали быть «старшим братом».

Это привело к тому, что в новых условиях гагаузы стали четче самоидентифицироваться. Если в первое время они говорили «Мы болгары, но мы гагаузы; или Мы гагаузы, но мы болгары» (причем, иногда так думая на самом деле, а иногда и хитря, чтобы русская власть не мешала тут оседать), то потом такая неопределенность уже теряла свои обоснования.

Постепенно гагаузы и вовсе стали забывать о Болгарии. Те из них, кто рождался на территории Буджака, уже помнили только то, что они – гагаузы.

Все это происходило на фоне того, что болгарский язык терял и свои привилегии языка межнационального общения – им стал выступать русский, что на переходном периоде только укрепило внутри семей и внутри общин родной гагаузский. В своей предыдущей статье (смотри «Выучить языки и остаться гагаузами», газета «Единая Гагаузия» за № 3 от 10 марта 2016 года) я уже писал о том, что частая смена внешнего ассимилирующего языка очень способствует сохранению малого родного языка благодаря его бонусу постоянного, бессменного, «надежного» средства общения.

Кстати, переехав из управляемой Османами болгарской Добруджи, гагаузы оторвались еще от одного давления на свой этнос – от турецкого. Гагаузы не были профессиональными филологами, а чисто внешне их язык столь похож на турецкий, что они даже называли его «тюркче». Слово «гагаузча» появилось уже здесь, на территории Бесарабии, когда национальное самосознание очистилось от всех путанных наслоений, и народ вдруг осенило: если называешь себя гагаузом, то и язык у тебя называется гагаузским!

Так на территории Бесарабии состоялось то ли зарождение, то ли возрождение уже обреченного было на ассимиляцию малого гагаузского народа. (Заметим, что отказавшиеся переселяться гагаузы Болгарии, Греции и Румынии сегодня представляют собой жалкие затухающие угольки, которые уже даже не светят, только едва заметно дымят. Живущее там поколение гагаузов является последним. Все рожденные вновь уже такие же «гагаузы», как и те, что живут 100 лет в Бразилии. Одни лишь воспоминания о былом)

Итак, столь долгое вступление – в моем понимании - должно было лишь объяснить, что процесс отчуждения гагаузов от болгар был естественным, мирным, не основанным на каких-то конфликтах или обидах. Это просто был объективный процесс становления самостоятельного этноса. Возможно, в рядах болгарской общественности он вызывал на всем своем протяжении некоторую ревность или даже досаду. Не исключаю.

К моменту вызревания движения гагаузов за свою территориальную автономию, процесс окончательного размежевания «по национальным квартирам» на территории Буджака уже был завершен. Правда, к этому времени и гагаузы, и болгары оказались весьма существенно русифицированы советским обязательным средним школьным образованием, но даже и сей факт не смог помочь двум народам создать общую автономную единицу. На фоне обострившегося в Молдове национализма конца 80-х – начала 90-х годов, болгары недоверчиво отнеслись к идее быть вовлеченными в состав гагаузской автономии.

«И что с того, что сегодня там пока еще ратуют за доступный болгарам русский язык? А вдруг завтра там тоже созреет национализм, и станут навязывать свой гагаузский язык? Тогда уж лучше учить молдавский – он дает более широкий выход на географический простор», - примерно так рассуждали болгары.

А еще их подзуживало болгарское посольство и правительственные чиновники Молдовы: «Не доверяйте гагаузам! Вам ли быть в их составе?».

И действительно, тема гордыни – еще один разлучающий нас фактор.

Болгары были когда-то для гагаузов «старшим братом». И даже тут это некоторое время продолжалось: вселилось-то в Бесарабию болгар больше, чем гагаузов. И гагаузы для вселения частенько прикрывались болгарами, маскировались под них.

А потом события вокруг второй Мировой войны привели вдруг к неожиданной трагедии: территория компактного совместного расселения была разделена между двумя советскими республиками: Молдавией и Украиной. Порезали территорию совершенно безбашенно, необдуманно: часть болгарских сел отрезали Украине, часть оставили Молдавии. Вот буквально, идешь по линии границы: по эту сторону болгарское село, и по ту сторону болгарское. Где логика?

То же самое и с гагаузскими селами. Но из-за особенностей изначального расселения, вышло все-таки так, что большая часть болгарских сел осталась по ту сторону молдавской границы, а в составе Молдавии гагаузы неожиданно приобрели относительный численный перевес.

Болгары к такой ситуации оказались не готовы, быть «младшим братом» в составе Гагаузии они не желают. Вот если бы наоборот, создавали Болгарскую автономию, они бы гагаузов младшими к себе взяли, это им психологически привычнее.

Но так не случилось. У болгар имелась на крайний случай суверенная Болгария, поэтому идеи создания еще одной болгарской государственности на территории Молдавии их не допекали. А гагаузы устали ждать, они готовы были на самый жесткий конфликт ради создания для себя, наконец-то, национальной Родины, национального очага – того самого «Места, где живут гагаузы» - именно так ведь переводят созданную «Гагауз Ери».

С того момента наши пути окончательно разошлись. Кто-то еще тешит надежду, какие-то ожидания, но не зря говорят, что надежда умирает последней. Я же лично считаю, что процесс необратим. Как говорят китайцы, нельзя в одну реку войти дважды.

Откуда же время от времени появляются эти «реанимационные мероприятия» идеи включения Тараклийского района в состав Гагаузии?

На самом деле, это просто теоретические благие помыслы. Это совсем даже не является экспансионизмом со стороны гагаузов (которые – скажем честно - не вполне единодушны в вопросе изменения статуса Гагаузии, как территории развития гагаузов).

А со стороны болгар это и вовсе не является «искренним или выстраданным желанием единства». Скорее речь идет об инстинктивном включении защитных механизмов, когда на Тараклийский район вновь усиливается внешнее давление.

Ситуация такова, что Тараклийский район слишком мал, да еще и территориально разорван - совсем даже НЕ оптимальным для управления образом. И над ним постоянно висит угроза ликвидации, или по крайней мере, существенного ограничения полномочий и возможностей. Если даже сам район не присоединят к Кагулу (хотя и такое случалось!), то различные службы постоянно и целенаправленно перекочевывают туда.

Самый свежий пример – начинающаяся реорганизация судебной системы. Согласно проекту, самостоятельного Суда Тараклии больше не будет – его передают Кагулу. И так во всем – начиная от «Скорой помощи» и завершая религиозно-иерархической подчиненностью территории.

Идея придания Тараклийскому району статуса «особого национального» не получила поддержку со стороны кишиневских властей. Это было ожидаемо. Там не знают - как бы так удачно придушить Гагаузию, чтобы никто этого не заметил и не пикнул? - а тут еще Тараклия со своим вопросом! Да и Бельцы с севера напирают. Дай статус Тараклии, как потом Бельцам отказывать?

В общем, румыно-унионистам, засевшим во всех органах управления страной, включая Конституционный суд, совершенно не интересно гарантировать болгарам сохранение их национального района и болгарской национальной обособленности.

И тут включается маленький шантаж. «Если не будете учитывать наши пожелания, мы начнем процесс объединения с Гагаузией» - намекают Кишиневу в Тараклии. А кишиневской власти любое объединение кого бы то ни было в Молдове  - подобно острому ножу у горла. Ведь главный их принцип удерживания власти – разделяй и управляй. И эти силы для Тараклии слишком неодолимы, а время исторических решений – упущено. Никто не даст болгарам войти в состав Гагаузии – даже не мечтайте. Вы же не готовы за это биться, становиться на баррикады, правда? Вы же хотите этим просто попугать Кишинев, а на самом деле вам этого и не надо, у вас свой путь?

Но к сожалению для болгар, гагаузы эту их стратегию отчетливо понимают. Они не хотят быть в роли игрушки, пугала, страшилки для Кишинева. Они не хотят быть орудием решения проблем Тараклии, впрягаться в это бесперспективное дело, таскать каштаны из огня ради спасения болгарских братьев от поглощения Кагулом. Тараклийский район ведь сделал свой выбор в 90-х годах, не войдя в Гагаузию? Он упустил свой шанс!

Что же можно сделать сейчас для повышения комфортности жизни в Тараклийском районе?

На самом деле, все не так безнадежно! Просто тараклийцы должны бороться за то, чтобы их пристегивали не к Кагулу, а к Комрату и Чадыр-Лунге. Это гораздо естественнее, логичнее. Тараклия раньше и вовсе входила в состав Чадыр-Лунгского района. Некоторые села района сегодня – анклав внутри Гагаузии. Им до Чадыр-Лунги – пешком пройти, а они вынуждены по всем делам кататься сквозь Чадыр-Лунгу аж до Тараклии. А в будущем - не дай Бог – придется ездить и до самого Кагула!

Это не нормально. Однако биться за это должна не Гагаузия. Наша автономия русскоязычная, доброжелательная, не зараженная вирусом национализма. Иметь с ней дело Тараклии удобно, комфортно, и по всем параметрам правильно. Но это должен быть вывод самой Тараклии. Она, и только она, должна противодействовать дальнейшему разделению двух наших братских народов.

И не надо никакого формального территориального объединения. Надо просто осуществлять неформальное совместное региональное развитие. И если происходит вынужденное укрупнение каких-то структур, не допускать их перевода в Кагул, а фиксировать их в Гагаузии - на благо обоих территорий. Так вижу наше совместное будущее. Реально, приземлённо, без болезненных фантазий.

Д. Попозогло