Информация как средство развития. Как жители Гагаузии могут влиять на качество своей жизни

Опубликовано 18 апреля
Информация как средство развития. Как жители Гагаузии могут влиять на качество своей жизни

Открытость властей, право жителей на информацию, транспарентность принятия решений – все эти понятия мы привыкли считать чем-то несущественным и оторванным от насущных проблем общества. Прошедшая 11 апреля в Авдарме международная конференция SHIFT убедительно показала, что это не совсем так. Вернее, совсем не так. Кажущаяся многим «абстрактной» прозрачность деятельности властей, оказывается, связана с повседневной жизнью граждан гораздо больше, чем мы привыкли считать.

Мероприятие было организовано неправительственной организацией «Пилигрим-демо» при поддержке посольства Великобритании в Молдове и посвящено вопросам повышения качества публичного управления в Гагаузии. В форуме приняли участие посол Великобритании в Молдове Люси Джойс, спикер Народного собрания Гагаузии Владимир Кысса, депутаты НСГ и Парламента Молдовы, заместители башкана Вадим Чебан и Олеся Танасогло, представители научного и делового сообщества, примары, представители общественных организаций и дипломатических структур.

Выступления участников конференции многие видели по прямой трансляции, которую вели сразу несколько региональных СМИ. Кроме того, обсуждению высказанных в Авдарме идей были посвящены ряд ток-шоу. Так что, основное содержание конференции и вокруг чего возникли главные дискуссии, более-менее известно. Данная же статья преследует цель резюмировать выводы всех обсуждений и акцентировать внимание на практической стороне  поднятых тем.

Итак, что даёт гражданам информация, если воспринимать её не как формальную ценность, а как инструмент воздействия на власть?

Открытость процесса принятия решений, начиная от разработки проектов законов и заканчивая их принятием, может помочь жителям Гагаузии отслеживать лоббирование интересов тех или иных структур и способствовать соблюдению баланса интересов различных групп общества.

Кроме того, информация может стать неотъемлемой частью борьбы с коррупцией. При прозрачном проведении тендеров, публикации всей информации о госзакупках и условиях контрактов, коррупционная составляющая в действиях властей минимизируется.

Принцип открытости так же побуждает власти автономии повышать качественные требования к своим нормативным актам. Открытые публичные слушания, экспертные заключения специалистов и организаций, становясь неотъемлемой частью законотворческого процесса, помогают избегать проблем, связанных с практическим применением принятых законов.

В конечном итоге, открытость принятия решений и доступ к информации – это не только право граждан, но и благо для самой власти. Исполнительный комитет и Народное собрание Гагаузии, зная, что за их работой наблюдают, будут более дисциплинированными и ответственными, получая награду в виде доверия населения. А открытость властей и разъяснительный диалог с гражданами помогает даже при наиболее непопулярных действиях сохранять понимание общества.

Таким образом, реализация права на информацию относительно деятельности органов власти запускает процесс повышения эффективности государственного управления, и, как следствие, качественных изменений в социально-экономической и гуманитарной сферах.

Как показала конференция, позиции властей региона и общества относительно фактических показателей доступности официальной информации, мягко говоря, не совпадают. С одной стороны, НСГ и Исполком организуют прямую трансляцию своих заседаний, а принятые ими решения  публикуются в бюллетене законодательных актов «экспресс-канон», по некоторым законопроектам организуются публичные слушания, а башкан проводит отчётные встречи с населением.

Формально все эти действия можно интерпретировать как выполнение законодательных норм, гарантирующих право жителей на информацию и открытость принятия властных решений. Речь идёт о соответствующих требованиях Уложения Гагаузии, Закона об Исполнительном комитете Гагаузии и Регламента Народного собрания. Но если оценивать ситуацию не с формальной точки зрения, а исходя из реалий современного информационного общества и международных стандартов в этой сфере, то выясняется, что, во-первых, гагаузское законодательство по части обеспечения прозрачности работы власти несовершенно и требует доработки и, во-вторых, органы власти Гагаузии экзамен на открытость, конечно же, ещё не сдали.

Сегодня невозможно в открытых официальных источниках найти информацию о проектах законов и постановлений НСГ и Исполкома (официальные сайты публикуют полный текст лишь единичных документов), о стадиях их рассмотрения. Нет данных о том, кто и как голосовал по вопросам повестки дня. Так же отсутствует полная информация о расходовании бюджетных средств, не публикуются финансовые отчёты по организации публичных мероприятий и зарубежных визитов депутатов НСГ и делегаций во главе с башканом. Уже несколько лет как перестали публиковаться решения Фонда социальной поддержки населения о выделении гражданам финансовой помощи. В минимальной степени освещается работа постоянных комиссий НСГ. Существуют лишённые практического смысла сложности для аккредитации СМИ.

Отдельный вопрос, вызывающий недоумение у местных и зарубежных экспертов – принцип расходования резервного фонда Гагаузии. В Гагаузии действует уникальная (в отрицательном смысле) практика, когда резервный фонд поделён между Исполкомом и НСГ, тогда как в современном мире расходование бюджетных средств – прерогатива исполнительной власти. При этом задача депутатов – контролировать законность и эфективность финансовых решений правительства.

Вся степень запущенности и абсурдности этой ситуации в Гагаузии проявилась летом 2016 года, после наводнения в Чадыр-Лунге, когда на преодоление последствий природного бедствия были направлены трансферы из резервного фонда правительства РМ, помощь частных спонсоров, а также средства зарубежных партнёров Гагаузии, в частности, турецкого агентства TIKA. Что касается ресурсов резервного фонда самой Гагаузии, предназначенного как раз для таких ситуаций, то относительно эффективности их расходования возникают вопросы. Исполком, по официальной информации, выделил на эти цели около 300 тыс. леев (для сравнения: размер правительственной помощи составил более 2 млн. леев, а помощь частных меценатов – 600 тыс. леев). При этом часть фонда, находящаяся в управлении депутатов, использовалась некоторыми из них для реализации различных проектов на своих избирательных округах в период кампании по выборам в НСГ.

Среди материалов, раздаваемых участникам конференции SHIFT было одно исследование «Пилигрим-Демо», посвящённое прозрачности публичного управления в Гагаузии. Особенностью исследования стало то, что ответить на вопросы анкеты было предложено журналистам и общественным деятелям автономии – то есть той группе граждан, которая в каком-то смысле является маркером состояния дел в этой сфере. Цифры удивили: 28% опрошенных респондентов признались, что ни разу не запрашивали официальную информацию в Народном собрании, а 57% делают такие запросы лишь 1-5 раз в год. То есть, потребность в информации о принимаемых властью решениях крайне низка даже у той части населения, деятельность которой непосредственно связана с этой самой информацией.

Это возвращает нас к вопросу о том, в какой степени право на информацию является для гагаузского общества ценностью. Поскольку многие важные решения власти принимают с оглядкой на общественное мнение, то многое зависит от того, какие ожидания и требования адресуют властям граждане. Или, иначе говоря, - насколько адекватно люди понимают свои интересы.

Право на информацию оказывается  востребованным, когда граждан в первую очередь интересует, куда идут их налоги, как решения руководства влияют на их доступ к медицинским услугам и образованию, как принимаемые законы влияют на окружающую среду и санитарное состояние населённых пунктов. И, напротив, доступ к информации становится бесполезным, когда люди тратят всё своё внимание на подкидываемые властью информационные спекуляции и пропагандистскую «шелуху», на проблемы внешней политики или, того хуже - геополитики. Поэтому, многое зависит не только от зрелости власти, но и от зрелости общества. То есть, если мы добиваемся подвижек со стороны государственных структур, то это произойдёт, как только от общества поступит соответствующий запрос.

Вячеслав Крачун, специально для Пилигрим-Демо.

Статья написана в рамках проекта «Продвижение качественного государственного управления в Гагаузии», реализуемого Пилигрим-Демо при поддержке Посольства Великобритании в Молдове, через Фонд развития эффективного государственного управления.