Как "конструктивный диалог" с Гагаузией до референдумов доводит. О последнем дискриминационном решении правительства

Опубликовано 7 февраля
Как "конструктивный диалог" с Гагаузией до референдумов доводит. О последнем дискриминационном решении правительства

В последнее время представители руководства Молдовы часто говорят о «конструктивном диалоге» с Гагаузией. И спикер парламента, и премьер-министр уверяют, что они открыты для сотрудничества и готовы учитывать интересы автономии. Такие заявления радуют слух, но есть одна проблема – они редко подкрепляются практическими действиями. Прошедшее 1 февраля заседание правительства – тому яркий пример.

Одним из вопросов на заседании исполнительного органа был проект заключения правительства на законодательную инициативу, касающуюся дополнения в ст.17 Закона об особом правовом статусе Гагаузии. Данный законопроект ещё осенью разработал депутат парламента Фёдор Гагауз. Предложенная им инициатива предусматривает наделение Исполнительного комитета Гагаузии правом выдвигать для утверждения Правительством РМ одного кандидата в основной состав и одного кандидата в состав заместителей, в качестве членов национальной делегации Республики Молдова в Палате регионов Конгресса местных и региональных властей Совета Европы (КМРВ).

Предложение основано не просто на желании «нам так хочется», а на принципах устава самого Конгресса. В частности, ст. 2, части 1-2 Устава сообщают нам следующее: «При формировании национальных делегаций в обязательном порядке соблюдается принцип справедливого географического представительства, а также представительства различных категорий региональных и местных органов власти».

Тут необходимо уточнить, как формируется делегация Молдовы в КМРВ. Каких-либо прописанных критериев или процедуры в этом деле не существует. Делегация РМ состоит из пяти мест для основного состава и ещё пяти для заместителей. Гагаузия, несмотря на свой статус политической автономии, права на своего представителя в национальной делегации не имеет. Как показывает опыт, те малочисленные представители региона, что всё же включаются в состав делегации, во-первых, определяются в состав заместителей и, во-вторых, назначаются правительством без согласования назначаемых кандидатур с исполкомом.

Казалось бы – всё предельно ясно. Гагаузия не имеет своих представителей в основном составе делегации и хотя бы на одно место она вправе претендовать. Это соответствует принципу географического представительства и принципу представительства региональных органов власти. В общем, всё строго по Уставу. Но правительство, изучив данный законопроект, даёт отрицательное заключение. Как оно обосновало своё решение? Вот здесь самое интересное.

Внимательно посмотрев правительственный документ, с удивлением можно обнаружить, что исполнительная власть в своём отрицательном заключении использовала те же самые аргументы, которыми подкрепил свою инициативу автор законопроекта. Только перевернула всё с ног на голову.

В заключении сначала излагается, на каких принципах должна формироваться национальная делегация в КМРВ – что процедура назначения кандидатов должна включать консультации с соответствующими ведомствами и органами власти, что должны быть соблюдены принципы географического представительства, ну и так далее, о чём уже шла речь выше. Так вот, по мнению правительства, всё это служит основанием для отказа Гагаузии в праве иметь своего представителя в молдавской делегации в КМРВ, потому что – внимание! – это поставило бы Гагаузскую автономию в привилегированное положение по сравнению с остальной частью страны.

Цинизм, конечно, запредельный. Правительство даже не потрудилось придумать хоть сколько бы то ни было убедительную аргументацию. Какая разница, почему «нет», если в любом случае будет «нет» - такова логика позиции исполнительной власти.  Ну конечно, если правительство определяет членов делегации по своим партийно-корпоративным квотам, то использование чётких, определённых законом критериев для одной только Гагаузии действительно ставит её в особое положение.  

Башкан Гагаузии на заседании правительства попыталась достучаться до здравого смысла премьер-министра и убедить его в обоснованности законодательной инициативы. Но, судя по всему, решение было принято на другом уровне и все аргументы Ирины Влах были как горох о стену.

Спустя неделю, 6-го числа глава автономии выступила с обращением к руководству Конгресса местных и региональных властей, в котором раскритиковала позицию правительства и, одновременно, призвала парламент принять соответствующую поправку в Закон об особом правовом статусе Гагаузии. В своём обращении Ирина Влах прямо назвала решение правительства РМ "дискриминационным" по отношению к автономии.

Аналогичное письмо в Конгресс подготовил и автор законопроекта Фёдор Гагауз. Парламентарий обратил внимание европейских чиновников на то, что проевропейская риторика молдавских властей расходится с их антидемократическими и дискриминационными по отношению к национальной автономии действиями.

Слово за руководством Народного собрания и политическими лидерами Гагаузии. До того, как вопрос будет вынесен на сессию парламента, гагаузская сторона имеет возможность создать нужный информационный фон и заручиться поддержкой местного общества, что должно стать фактором, играющим в пользу автономии. Что касается руководства Молдовы, то по каким причинам оно превращает такой вопрос в предмет противостояния, совершенно не понятно. Вся история взаимоотношений Кишинёва и Комрата изобилует примерами, когда рядовые вопросы искусственно политизируются, отнимают время и силы сторон, становятся препятствием для решения других проблем. А потом в центре ещё удивляются, почему это гагаузы свои референдумы проводят. А потому и проводят, что такой "конструктивный диалог" выходит.

Вячеслав Крачун