Как остановить демонтаж Гагаузии?

Опубликовано 19 декабря
Как остановить демонтаж Гагаузии?

Ну что же, похоже, намерения Кишинёва упразднить Гагаузскую автономию перешли в активную стадию. Попытки Государственной канцелярии лишить депутатов Народного собрания правового иммунитета являются пробным тестом, в случае успеха которого последуют и другие решения, которые доведут антигагаузскую политику до логического завершения – ликвидации государственности гагаузского народа. «Молдова дала – Молдова забрала» - этот оправдательный мотив, который категорически неприемлем для гагаузов (потому что автономию гагаузам «на блюдечке» никто не давал – за неё была упорная борьба), разделяется, уверяю вас, большинством высокопоставленных чиновников РМ.

В этой истории важно понимать, что она не про Народное собрание и гагаузских депутатов. Во всяком случае, не в первую очередь. А то в соцсетях уже пошли рассуждения в духе – нужно лишать депутатов НСГ неприкосновенности или не нужно. В условиях всеобщей нелюбви народа к депутатскому корпусу перспектива лишения их иммунитета предсказуемо получает массовое одобрение и, в итоге, проблема заходит «не в ту степь». Доходит до того, что действия Госканцелярии приветствуются самими гагаузами. Или, ещё одно отвлекающее обсуждение – параллель с молдавскими депутатами. Мол, а как насчёт депутатов парламента РМ, может сначала их нужно лишить иммунитета? Даже если и нужно, то с проблемой полномочий Гагаузии это связано, в лучшем случае, косвенно.

Итак, в чём, собственно, проблема? В том, что правовой иммунитет депутатов НСГ регулируется гагаузским законодательством – законом о статусе депутата Народного Собрания (ст.33) и Уложением Гагаузии (ст. 49). Соответственно, обсуждения об изменении или отмене этих норм должны происходить в самом гагаузском обществе и решения приниматься самим НСГ. В данном же случае центральная власть в лице Госканцелярии пытается лишить автономию её полномочий. В роли мишени тут – не иммунитет депутатов (хотя, в контексте работы депутатского корпуса это удобный способ держать НСГ на коротком поводке), а базовое законодательство Гагаузии, её правовой фундамент, придающий региону статус политической автономии. Можно лишить гагаузских депутатов иммунитета, лишить их права принимать законы («ведь по Конституции «законы» принимает только Парламент»! – вполне себе повод для обращения в суд), потом отменить ещё пару-тройку полномочий. И потом сыграть в игру «найди десять отличий» между Гагаузией и любым районом РМ.

Иск Госканцелярии возвращает нас к проблеме отсутствия конституционных гарантий полномочий Гагаузии. Без этих гарантий власти Молдовы сохраняют за собой возможность вольной трактовки и вольного исполнения всех гагаузских законов, включая Закон «Об особом правовом статусе Гагаузии».

Можно написать сто критических статей, провести сто протестных митингов, но у властей по-прежнему будет легальный способ лишить автономию практически любого из оставшихся полномочий. Достаточно оспорить любую из статей Уложения или Закона «Об особом правовом статусе» в суде первой инстанции, параллельно сделав запрос в Конституционный суд на предмет соответствия той или иной статьи Основному закону РМ. КС выносит нужное решение и – вуаля! – у Гагаузии одним полномочием меньше.

Какие есть способы закрыть эту «правовую брешь»? Хотелось бы знать целый список, но вижу только один единственный и очевидный способ - закрепление оставшихся полномочий в Конституции (либо придание Закону о Гагаузской автономии конституционного статуса). Это, безусловно, политический вопрос и было бы наивно полагать, что руководство страны на это согласится. Но это уже тема поведения и действий гагаузской стороны. В основе любого диалога официальных представителей автономии с центральными властями, должно лежать это условие. Об этой проблеме должен знать весь дипломатический корпус, представительства всех международных организаций. Отдельная работа должна вестись с НПО и экспертным сообществом. Аргументацией по этому вопросу детально должны владеть молодые юристы и (на более упрощённом уровне) журналисты автономии. Внутри автономии могут существовать разные точки зрения по самому широкому кругу вопросов, от того, с какой из молдавских партий лучше сотрудничать до выбора внешнеполитического вектора. Но по вопросу создания правовых механизмов, гаранирующих функционирование автономии, "плюрализмом мнений" лучше не увлекаться. Конечно же, само по себе – это не решение проблемы, а лишь некий путь к достижению цели.

Но это общие принципы и разговор о перспективе. Что же касается текущих дел, то вспомним о совместной группе депутатов Народного собрания и Парламента, которая возобновит работу как только закончится процесс формирования нового созыва НСГ. Обновлённый состав гагаузской стороны мог бы поставить вопрос о расширении целей этой группы. В своём нынешнем виде группа «развивает диалог» между Комратом и Кишинёвом в рамках действующей конституции. Но если мы говорим о реальном диалоге и реальном функционировании закона о Гагаузской автономии, то Конституция РМ в этом отношении не может оставаться «священной коровой». Возможно, эти заключения из разряда фантазий, но тем не  менее.

Вячеслав Крачун