Новая стратегия Европы: больше внимания своему Югу, чем «чужому» Востоку

Опубликовано 23 апреля
Новая стратегия Европы:  больше внимания своему Югу,  чем «чужому» Востоку

Несколько крупных неприятностей европейской действительности способны кардинально поменять приоритеты и стратегии объединенной Европы.

Сначала перечислим эти неприятности:

- финансовый кризис, напирающий на пятки южно-европейских стран, таких как Греция, Италия и др.;

- выход из ЕС одного из мощных финансовых доноров - Великобритании;

- неудачи в реализации проекта «Восточное партнерство», почти неразрешимые проблемы практически у всех участников «партнерства»;

- победа Трампа в президентской гонке в США, после которой Европа временно лишилась опоры на «заокеанского дядю», которой напечатает еще немного долларов, и поддержит в нужный момент. Если США начнут заниматься только своими проблемами, отказавшись от непосильной ноши всемирного «наблюдателя за порядком», Европе придется больше усилий перекладывать на себя.

Начнем с того, что идея объединить Европу под единой властью витала всегда. Не хочется вспоминать Римскую Империю, но даже в исторически более близкие времена такие устремления всегда присутствовали. Правда попытки объединить континент военной силой не удались ни французскому Наполеону, ни германскому Гитлеру, однако современные Франция и Германия смогли реализовать мечту своих бывших правителей, подмяв под себя всю Европу мирно, добровольно для самих сминаемых!

И хотя сопровождается этот процесс кучей положительно мотивирующих тезисов и установок, ведущие страны ЕС, на самом деле, никогда не были озабочены социальной справедливостью или равенством на континенте. Это просто замаскированная политика неоколонизации и... расширение своих рынков сбыта.

Может ли кто-то себе представить, что сразу после вхождения в богатую Европу бедной Болгарии, зарплаты и пенсии в ней автоматически уравнялись бы с такими же в Германии? Нет, конечно, такого не случилось. Потому что такой цели у Европы изначально и не существовало!

Если это действительно объединение, а не поглощение, так не должно было случиться! Как минимум пенсионеры и бюджетные работники в любой стране ЕС должны были бы оказаться примерно в равных условиях.

Во-первых, это умерило бы экспансионистский пыл этого Союза: он не расширялся бы так быстро, ибо не успевал бы переваривать новые бедные страны. А во-вторых, это придало бы процессу некий гуманистический смысл, а не нынешний, колонизационный.

Нельзя сказать, чтобы никто из сминаемых Евросоюзом «стран второго и третьего эшелонов» не осознавал упомянутого выше. И это постепенно становится проблемой для ЕС. Внутренним вызовом. Более бедные взывают к братским отношениям в этой семье, где должны быть сыты все, хотя зарабатывает, в основном, только старший брат.

Таким образом, Евросоюз сталкивается с проблемами цивилизационного раскола по оси Север-Юг. Суть назревающего в ЕС кризиса – конфликт между богатыми и бедными странами.

Исключительно важной потребностью «идеальной европейской интеграции» является перераспределение ресурсов среди стран-членов ЕС. Оно приобрело особую важность, когда в ЕС стали вступать относительно бедные государства, которые отдавали свой суверенитет не просто так; они надеялись, что граждане в итоге станут жить кардинально лучше. А иначе и смысла-то нет!

В противовес ожиданиям, после расширения 2004 года, различия в уровне экономического развития среди стран-членов ЕС резко возросли. Если сверить показатели произведенного национального продукта на душу населения, то 12 стран ЕС из тогдашних 25 превышали средний уровень, в то время как 13 остальных стран имели показатели ниже, а порой и вдвое ниже среднего. С принятием же в 2007 году Болгарии и Румынии, нижний уровень благосостояния в ЕС–27 уже стал составлять всего треть от среднего по Союзу. А если бы туда вдруг сгоряча приняли и Молдову, то эта разница между богатыми и бедными удесятерилась бы.

Можно было бы возможно и поприветствовать вхождение Молдовы в ЕС, если бы уже на второй день наши учителя стали бы получать зарплату в 1500 евро. Но, увы, еще раз придется повториться: не для этого Евросоюз создавался! Как показала практика - отсталых там стремятся только использовать, окончательно разорив, лишив собственной промышленности, чтобы расчистить место для собственных товаров.

Страны Южной Европы, помыкавшись в новых условиях, выработали наконец общую стратегию, с которой пытаются оказывать давление на Брюссель. От ЕС требуют изменить экономическую политику; в частности, пересмотреть стратегию жесткой экономии еврозоны, позволить им проводить самостоятельную торговую политику, а также рассмотреть вопрос с невыполнением рядом стран Евросоюза плана по распределению беженцев.

Последняя беда Европы, между прочим, совершенно напрасно не была упомянута в начале статьи, при перечислении неожиданных напастей континента. Пожалуй, проблема беженцев достойна того, чтобы признать ее пятой ключевой неприятностью, способной изменить стратегию европейского развития.

Так получилось, что отовсюду с юга на Европу напирает бедность. И кто первым попадает под удар? Через кого проходят маршруты выдвижения беженцев на пресыщенный Север?

Правильно, это всё те же, и без того самые проблемные страны ЕС - Италия и Греция. На их голову только проблем с отловом в своих водах беженцев не хватало! Их потом надо где-то размещать, кормить. А принимать к себе никто, кроме Германии (которая тоже не безразмерна), особо и не рвется.

Поэтому внутри ЕС зреет нарыв, возмущение. ЮГ требует прекратить заигрывания и бесперспективное подкармливание «Восточного партнерства» - таких стран, как Молдова, Украина - и сосредоточиться на решении внутренних проблем: в числе которых и беженцы, и острая необходимость выровнять развитие уже вошедших в ЕС стран.

Зачем заманивать в подбрюшье ЕС «новые рты», когда даже на спасение экономик Греции и других южных стран нет ни денег, ни политической ВОЛИ объединенного континента?

Голос Юга звучит в ЕС все громче. Премьер-министр Греции Алексис Ципрас еще в сентябре прошлого года заявил, в частности, что страны Южной Европы также должны вносить «общий конструктивный вклад в диалог о будущем Евросоюза», обозначив тем самым, что «не только центральный регион во главе с Германией вправе это делать».

В целом, у Европы полно проблем со всех сторон. Даже и с Соединенными Штатами, которые тоже при любом удобном случае не прочь и попользоваться Европой, и подставить ее.

Экономическое влияние США на экономику ЕС давно стало просто огромным. Но мировой кризис, а также избрание Трампа президентом, ослабили хватку США на шее Европы. Франция стала требовать отказа от участия в Трансатлантическом сотрудничестве, справедливо видя в этом ловушку. Претензии к американским компаниям в части оплаты налогов — тоже сопротивление американскому влиянию.

Европе пора занимать круговую оборону, и забыть на время об экспансионизме. И в этом смысле ситуация в Молдове, Украине и ряде других восточных стран (той же Грузии) складывается совсем неблагоприятно для любителей эксплуатировать проевропейскую риторику. Самое время вспомнить о былых связях в пределах территории бывшего СССР и срочно их восстанавливать, а не витать в нарисованных ранее облаках. Пряники и от Нуланд, и от Брюсселя закончились, начинается суровая жизнь - отчасти этими же пряниками ранее испорченная.

Ведущие страны ЕС пытаются минимизировать риски в вопросе финансирования стран в рамках программы «Восточное партнерство». В связи с этим Германия и Франция пытаются изменить систему денежных траншей на европейскую политику соседства в целом в сторону уменьшения затрат на страны, на которых нацелена программа «Восточное партнерство».

Ряд исследователей прямо отмечают - такого низкого уровня доверия к проевропейской ориентации в Молдове, например, за последние 25 лет еще не было. В прессе даже выступили с вопиющим выводом: «У кого в Молдове еще есть деньги на выезд из страны со всеми своими чемоданами, пора делать это немедленно».

Молдова перестала быть «витриной успеха», а Украина - экспериментальной игрушкой. Наши проблемы и наши воры во власти всем надоели. Нас готовы бросить, как дырявый чемодан без ручки - можно ли это назвать успехом деятельности программы «партнерства»?

Можем ли мы делать вид, что не замечаем всех этих изменений? Кажется, время басен закончилось, бесплатные печеньки уже съедены, пора начинать работать. Строго в своих интересах. И кстати, вряд ли эти интересы вписываются в выполнение условий кабальной, односторонне выгодной ЕС «Европейской ассоциации».

Что вообще дало Молдове это призрачное «сближение» с Европой, кроме безвизового гостевого въезда? Значит работать нам в Европе не разрешают, но готовы принять нас там... в качестве туристов, чтобы мы тратили свои деньги не у себя дома, а в Парижах и Римах.

Спасибо, но если нас считают нормальными, адекватными европейцами, а не людоедами из племени Мумба-Юмба, нас и так должны были пускать для путешествий и отдыха.

Между прочим, безвизовый режим с ЕС имеют более 50 стран, и среди них даже Гондурас! А также Гренада, Самоа и другие далекие заморские карлики, которые отнюдь не собираются вступать в ЕС.

Чем же европейская Молдова была хуже тех стран, что нам безвизовый режим так долго откладывали, и что в итоге нам его надо было давать исключительно в виде пряника, на каких-то сопутствующих кабальных условиях?

Идя на поводу у Европы, соглашаясь на всякие унижения и односторонние уступки, открывая ей свой внутренний рынок, мы надеялись получить адекватные встречные шаги и помощь. Мы надеялись, что Европа щедрой рукой скупит всю нашу экспортную продукцию, и тем самым простимулирует ее дальнейшее производство на благодатных черноземах в Молдове.

А в чем реально выразилась европейская «помощь» по продвижению нашей сельскохозяйственной продукции на свои рынки? Только один пример: Евросоюз предоставил Молдове кредит на 40 миллионов евро для того, чтобы Молдова... закупила у них же лаборатории по тестированию молдавской продукции!

Эти лаборатории будут установлены за наш счет на нашей же стороне, и вся молдавская продукция будет проходить строгий контроль.

Представляете, какой хитрый ход со стороны Евросоюза? Они даже не желают проверять нашу продукцию своими силами. Они сказали: «Купите у нас лаборатории, наймите наших специалистов для работы в этих лабораториях, и продавайте нам свою продукцию по ТОЙ цене, которую МЫ вам установим».

При этом надо согласиться, что стандарты у Европы действительно очень строгие. Вот и получится, что всю отборную молдавскую продукцию будут кушать европейцы, а всё, что НЕ прошло контроль, достанется нам, коренным жителям Молдовы.

Кроме того, мы, живущие в Молдове, обязаны будем погашать тот кредит, который брала Молдова на приобретение дорогих лабораторий, чтобы европейцы вкусно и безопасно жрали.

Достигнутые в результате «ассоциации» объемы взаимной торговли впечатляют. Мы им один килограмм нашей лучшей свинины - они нам в ответ 10 тонн такой же своей, но выращенной на гормонах и антибиотиках. Ну, и еще кучу всякой генно-модифицированной хрени. Она выходит в супермаркетах даже дешевле нашей, так что покушаем досыта. Ничего, что после регулярного употребления такой продукции, нация через пару поколений выродится. Этого же никто не заметит, потому что никто не умрет сразу после еды.

В Молдове все эти нюансы начинают понимать. Так что охлаждение вполне взаимное. Европа угрожает уделять меньше внимания Молдове, но и Молдова больше не нуждается в таком внимании, меняет приоритеты. С нами надо по-честному. Нам надо помогать искренне, а не пытаться поймать на крючок и облапошить, использовать.

Пока же ситуация для граждан Молдовы выглядит просто оскорбительной: неведомые, незваные, нелегальные и весьма хамоватые мигранты из стран, которые весьма условно можно назвать цивилизованными, с удостоверением «беженца» имеют в Европе больше прав, заботы и уважения, чем наши граждане, легально въезжающие с молдавским паспортом. Им всё, а нам одни лишь условия, ограничения и унижения. И нам такая Европа не нужна.

Д. Попозогло