Новый Закон о Прокуратуре РМ – очередной этап «убийства» Гагаузии

Опубликовано 2 марта
Новый Закон о Прокуратуре РМ – очередной этап «убийства» Гагаузии

В последнее время много стали говорить о сложностях взаимоотношений Комрата с Кишинёвом, искать корни противоречий и предлагать рецепты решения проблемы. Можно назвать множество причин, почему нарушаются права Гагаузии, привести десятки примеров, как это происходит на практике. Но фундаментальная причина, по которой всё это происходит, одна – это отсутствие конституционных гарантий выполнения Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии». Лишним подтверждением тому стало принятие молдавским парламентом нового Закона о Прокуратуре РМ. Но обо всём по порядку.

История вопроса

В одной из своих недавних публикаций я рассказывал историю вопроса, но коротко повторю. В мае прошлого года в Парламенте был зарегистрирован проект нового «Закона о Прокуратуре».  После принятия этого закона в первом чтении, эксперты высказали множество замечаний по поводу несовершенства документа. Большое количество претензий высказали и представители Гагаузии – депутаты Парламента из автономии, депутаты НСГ и общественные деятели. Тогда мы обратили внимание руководства молдавского парламента на то, что новый Закон о прокуратуре игнорирует полномочия автономии, которые касаются деятельности прокуратуры и которые вытекают из Закона «Об особом правовом статусе Гагаузии».

На наши замечания отреагировал председатель Парламента Адриан Канду, который признал обоснованными наши претензии и согласился создать рабочую группу с представителями обеих сторон для выработки поправок в законопроект. Со своей стороны я постарался систематизировать все замечания к законопроекту и зарегистрировал в парламенте инициативу о внесении изменений и дополнений в Закон о прокуратуре. Аналогичный документ приняло и Народное собрание. К сожалению, наши инициативы оставили без официального рассмотрения, однако г-н Канду заверил, что все замечания будут учтены. Увы, но обещания остались на словах.

Когда появился доработанный проект Закона, предназначенный для утверждения во втором (и окончательном) чтении, обнаружилось, что поправки гагаузской стороны были учтены лишь частично, да и то, в основном, по второстепенным вопросам. Самые же ключевые позиции так и остались в первоначальной редакции, сохраняя нарушение Закона об особом правовом статусе Гагаузии.

Например, право представлять кандидатуру прокурора Гагаузии на утверждение Генеральным прокурором было закреплено за Высшим советом прокуроров, а за Народным собранием оставили лишь функцию проведения отборочного конкурса. Более того, по новому закону выходило так, что если кандидат в прокуроры Гагаузии окажется неприемлем для Кишинёва, то Генпрокурор вправе дважды отклонить его кандидатуру и лишить возможности претендовать на этот пост. Так же руководители районных прокуратур стали по статусу заместителями прокурора Гагаузии по соответствующему району. В законе не прописаны полномочия прокурора Гагаузии по отношению к нижестоящим прокурорам, а их назначение теперь проводится без участия Народного собрания. Фактически, районные прокуратуры, как отдельные структуры в составе прокуратуры Гагаузии, были упразднены.

Вопреки указаниям на то, что проект Закона о Прокуратуре сохраняет нарушения Закона о Гагаузской автономии, Парламент большинством голосов правящей коалиции принял этот документ в окончательном чтении. Однако это не означает, что уполномоченные представители Гагаузии должны смириться с таким положением дел. Для окончательного утверждения Закона о Прокуратуре, его ещё должен подписать Президент РМ. Поэтому справедливым будет требование к г-ну Николае Тимофти отклонить принятый Парламентом Закон и отправить его на доработку.

Только единство усилий

В этом плане я приветствую решение моих коллег из Народного собрания, которые на очередной сессии 1 марта затронули этот вопрос и решили выступить с заявлением в адрес Главы государства, Парламента и зарубежных дипломатических миссий в Кишинёве с соответствующим призывом. Думаю, что Башкан и Исполком Гагаузии не должны оставаться в стороне от этой проблем и также поддержать требования о соблюдении интересов Гагаузии в новом Законе о Прокуратуре.

Семь бед – один ответ: нужны конституционные гарантии

Как было сказано в самом начале, корни возникшей ситуации нужно искать в том, что Закон «Об особом правовом статусе Гагаузии» не имеет своего закрепления в Конституции РМ. У нас есть закон, который наделяет Гагаузию широким набором полномочий, но нет гарантий исполнения этих полномочий. На практике это означает, что центральные органы власти могут принимать закон за законом, которые постепенно, по частям будут отменять полномочия Гагаузии. И нет ни одного правового механизма заставить молдавские власти не совершать этого методичного «убийства» нашей автономии. Из защитных инструментов, которые предоставляет нам Закон, остаются дипломатические усилия по привлечению внимания зарубежных партнёров Молдовы и общественные протесты. Думаю, что на этом и необходимо сосредоточить усилия всех здоровых сил гагаузского общества.

И ещё один вывод, который можно вынести из этой истории – что в процессе переговоров с Кишинёвом все договорённости следует документально фиксировать. Как показал опыт, любые обещания, без письменного закрепления так и остаются на словах. Нам много могут говорить про доверие, про то, что Кишинёв уважает наше мнение, но в итоге, как мы могли убедиться, выходит очередное ущемление полномочий автономии. В юриспруденции, где одна запятая может поменять смысл закона, в принципе, по другому нельзя.

Фёдор Гагауз, депутат Парламента РМ, Председатель ОД «Единая Гагаузия»