Пиркка Тапиола: У Молдовы ещё есть шанс стать «Историей успеха»

Опубликовано 5 сентября
Пиркка Тапиола: У Молдовы ещё есть шанс стать «Историей успеха»

Глава делегации Европейского cоюза в Молдове Пиркка Тапиола в программе Нины Димогло «Откровенно о главном» рассказал о себе и своем видении ситуации в Молдове.

- Г-н Тапиола, давно хотела Вас спросить, откуда Вы так хорошо знаете русский язык?

- В начале 90-х  я был студентом, тогда начался развал СССР, естественно, это были серьезные изменения в мировой истории. Для того чтобы лучше понимать эти процессы или работать в этой области надо было знать язык. В то же время, так как я из Финляндии, а это страна, которая много лет работала над развитием отношений между Финляндией и СССР, но молодежь почему-то не интересовал этот язык. 

Я, как молодой человек, который хотел строить свое будущее, это заметил и решил, что могу занять эту нишу и работать в этом направлении. В то же время я изучал Российскую внешнюю политику, одновременно с этим учебным процессом учил русский язык. 

Затем работал в Посольстве Финляндии в Москве, работал там, затем в миссии ОБСЕ в Латвии. Далее, на пять лет вообще ушел из Восточной Европы – работал над другими вопросами, жил в Азии. Затем вернулся в качестве заместителя Финского посольства в Киев, там снова вернулся к изучению русского, параллельно учил украинский язык, которым также более-менее владею. У меня супруга из Украины.

- Сколькими Вы языками владеете?

- Владею 7 или 8 языками.

Вы сказали, что в университете начали изучать русский? В каком университете учились?

- В Хельсинском университете. Я дипломированный политолог.

Где родились? В каком городе?

- Родился в Хельсинки

Там же ходили в школу?

- Не только там. Когда мне было 5 лет семья уехала в Нью-Йорк, мой отец работал там в ООН, там я учился в международной школе. Затем, через несколько лет, мы вернулись в Финляндию, где я закончил школу, поступил в там же в университет.

Вы из семьи дипломатов?

- Можно сказать, что я дипломат третьего поколения. Мой дедушка был дипломатом. Отец в начале 70-х годов работал в МИД Финляндии, затем больше работал в международных организациях

Какие у Вас самые яркие воспоминания из детства?

- Несмотря на то, что у меня хорошая память - плохо помню свое детство (улыбается). Я много ездил, имел возможность с детства  видеть много стран, культур. После Нью-Йорка мой отец работал в Париже, и я какое-то время провел во Франции.

Я не могу все перечислить, но основные воспоминания и плюсы моего детства  в том, что была возможность видеть много разного и интересного.

Помните свои первые профессиональные шаги?

- Будучи студентом, работал консультантом на английском языке, когда начал писать магистерскую работу, то получил возможность работать стажером в посольстве в Москве, затем мне предложили быть кандидатом в миссии ОБСЕ в Латвии, в Риге. Тогда у меня были планы несколько другие. Я хотел поступить после защиты в другой международный институт и продолжать учебу, но мне повезло – я стал дипломатом раньше, чем ожидал, что смогу начать свою карьеру. На тот момент мне было 23 года

Какая была тема Вашей магистерской работы?

- Российская внешняя политика в отношении Балтийских стран на инструментализации вопросов, связанных с нацменьшинствами

 Вы человек скромный, но все же, есть моменты в Вашей профессиональной деятельности, которыми Вы гордитесь?

- Я не знаю,  могу ли я гордиться, но я очень рад, что моя профессиональная жизнь сложилась так, как сложилась. Я горжусь тем, что я всегда работал там, где для меня было важно и интересно. У каждого своя профессиональная цель. У кого-то заработок, у кого-то другие моменты. Для меня важно, чтобы мне было интересно и важно.

 Я много работал в обществах, у которых есть проблемы с развитием. Когда я работал в Риге в ОБСЕ у нас была одна цель – интеграция общества, когда я был заместителем финского посла в Бангкоке в Тайланде, то был аккредитован в Камбодже, в  Лаос – это страны, у которых проблемы, связанные с демократизацией, с развитием и т.д. Я мог всегда играть определённую – тут и политическое и экономическое сотрудничество, которое помогало этим странам и людям, живущим там. 

Затем я переехал в Киев – это был тоже интересный период. Уехал из Киева между первым и вторым туром президентских выборов 2004 года, когда началась оранжевая революция, затем в качестве международного советника вернулся туда. Всегда искал пути как можно помочь стране в области трансформации общества. 

Затем представилась возможность стать представителем ЕС в Молдове. Ищу пути как способствовать трансформации общества, поддерживать реформы. Да, иногда мне сложно, но это красная нить моей карьеры, которой я горжусь.

Могли бы Вы назвать две-три страны, где Вам было комфортнее всего работать?

- Когда мне интересно - мне комфортно. Потому скажу, где мне было интереснее всего. В основном очень люблю работать в Молдове. Я видел 25 лет изменений, которые тут происходили, отмечу, что хотелось бы, чтобы изменения происходили быстрее. Очень люблю Киев.

Моя вторая любовь - это Юго-восточная Азия. У них своя культура, религия. Мое сердце всегда будет с  Тайландом, Комбодже, Лаосом. Не могу сказать, что есть определенные страны, где было комфортнее всего, но мне повезло, все страны, где я работал - были интересными, разными и важными для меня.

Недавно Молдова отметила 25-летие независимости. Насколько оптимистичным Вы видите настоящее и будущее современной Молдовы?

- Я человек, который хочет помочь и поддерживать, помогать. Но тем не менее я не забываю, что я - наблюдатель. Посол всегда должен быть наблюдателем. Моё мнение иногда пессимистично, иногда - оптимистично. Но все зависит от того, что и как жители и граждане этой страны готовы менять в этой стране. Мое мнение может быть разным, но, думаю, Вы меня поймете, что я, как Посол, не могу исчерпывающе ответить на этот вопрос.

Я Вас понимаю, но тем не менее, шесть лет представители ЕС называли Молдову  «Историей успеха», а сегодня Вы могли бы назвать Молдову «Историей успеха»?

- Да, я знаю, почему мы так говорили тогда. И я тоже так говорил. Сегодня я понимаю, что у Молдовы есть возможность вернуться в «Историю успеха», но надо начать с того, что мы имели в виду тогда. Тогда было Правительство, которое получило большую поддержку со стороны народа. Они сделали очень много заявлений. Говорили о том, что они будут делать, представляли нам очень хорошие стратегии, проекты, очень профессионально говорили разумные вещи. И тогда, у нас принято – не сомневаться, принимать и верить.  Глубина нашей дискуссии была убедительной. 

Тогда наши ожидания были велики, мы разработали планы по поддержке. Вопрос по визовой либерализации был решен. Переговоры по Евроинтеграции шли вперед, я был среди членов нашей переговорной команды. Переговоры тогда прошли достаточно быстро, профессионально, но сейчас мы видим, что очень много из этих стратегий, о которых шли дискуссии – их не выполняли или выполняли в некачественном плане. Но теперь есть знания. 

Сейчас мы видели некоторые положительные шаги в выполнении «Дорожной карты», но следующим шагом будет внедрение этой реформы, и, я надеюсь, что это будут делать качественно и что эти изменения будут видны для граждан Молдовы. Я не критикую нас за то, что мы верили. Но сейчас прослеживается наш четкий «меседж» - мы готовы работать, сотрудничать, работать. Но вся ответственность за реформы и другие моменты, связанные с этими вопросами, лежит на Кишиневе, не на Брюсселе.

 Мы надеемся, что эти шаги, связанные с реформой правосудия, борьбой с коррупцией, вопросы с финансовым сектором, в укреплении демократии – эти шаги были приняты. Сейчас мы смотрим, выжидаем, наблюдаем.

- Будучи в Гагаузии Вы заявляли, что готовы работать в направлении гармонизации закона «О правовом статусе АТО Гагауз Ери». Как Вы оцениваете текущую ситуацию в этом вопросе?

- Во-первых, мы приветствуем создание рабочей группы между депутатами Парламента и депутатами Народного Собрания. Наша позиция о законе «О правовом статусе АТО Гагауз Ери» очень ясная - этот закон мы приветствуем и поддерживаем. Этот закон был отличным решением проблемы в 1994 году, гагаузы тогда проявили европейскую зрелость. Это был шаг, который помог  цивилизованным, юридическим путем снять напряжение между Кишиневом и Комратом. Это был открытый и хороший процесс. Законодательная работа, которая была сделана тогда и потом говорит о том Закон об АТО Гагаузии является очень важным камнем в строением молдавской государственности. Очень важно, что Кишинев и Комрат гармонизировал законодательство правильно. 

- Как Вы оцениваете диалог, который сейчас проходит в этой рабочей  группе?

- Диалог можно всегда улучшить. Тут важно принимать за основу этого диалога два важных документа - это Конституция РМ и закон «Об особо-правовом статусе АТО Гагауз Ери». 

Все должно быть гармонизировано между этими двумя важными актами. Когда найдется решение в напряженной ситуации, при помощи которого  найдется решение ухода от конфликта – это и есть основа. Поставить основу под сомнение - это снова идти на конфликт. А развивать дальше и закончить строить в мирном диалоге ту основу, которая заложена. Вот это будет выгодно для всех жителей страны.

Есть положительные моменты. Были обновлены переговоры в формате "5+2". У нас, к сожалению, была определенная пауза в этих процессах. Тем самым, больших шагов вперед мы не видим. Мы международное сообщество, у которого есть своя позиция. Тут позиция ЕС и позиция ОБСЕ совпадают – мы работаем на укрепление суверенности Молдовы с особым статусом для Приднестровья. Мы пробовали разные варианты. Была, так называемая, стратегия «малых шагов». Хоть, этот конфликт не является горящим, но мы видим, что оба берега потеряют и теряют из-за этого конфликта. И стоимость этого конфликта – в том, что жители не могут использовать весть тот потенциал, который они могли бы использовать. Это очень грустный момент для любой страны.

С этой точки зрения Молдова является европейской страной. Она очень многонациональна. Это является богатством для любой страны. Тут присутствует влияние румынской культуры и истории, гагаузская культура, русская, польская. Я думаю, что очень важно через стратегии строить дальше эти мосты. Девиз ЕС: «Единство через многообразие». В этом плане, думаю, что для Молдовы он подходит очень хорошо.

Как Вы относитесь к тому, что член ЕС – Румыния не совсем признает суверенитет Молдовы?

- Румыния – первое государство, которое признало независимость Молдовы. Более того, ни в одной рабочей ситуации я не видел, чтобы какой-то румынский дипломат усомнился в суверенитете Молдовы.

- Меньше, чем через два месяца в Молдове состоятся выборы Президента. Насколько, на Ваш взгляд, легкими будут выборы?

- Выборы легкими не бывают. Ну, или бывают там, где баллотируется один кандидат. Но, тогда они не демократичны. Эти выборы важный тест для Молдовы – на демократичность, на доверие народа. Мы разработали ряд  рекомендаций, которые важно соблюсти и выполнить. Очень важны такие моменты, как проверка списков избирателей, регистрация кандидатов (верификация подписей), свобода СМИ, исключить возможность использования админресурса. Ну, и, конечно, обеспечение прозрачности в сам день голосования. Мы будем очень внимательно наблюдать за этим процессом. Надеемся, что выборы пройдут в соответствии с европейскими демократическими нормами проведения выборов.

- Был период, когда в информационном пространстве на Вас началась прямая информ-атака со стороны молдавских блогеров. Как Вы относитесь к критике?

- Важно уметь принимать критику. Когда начинаются дискуссии, то надо принимать как основу то, что люди в основном хорошие и хотят помочь. Очень часто дискуссии касаются разных вопросов и дискуссии переходить на личности - это не хороший диалог. Важно помнить, что есть границы общения, и в любом межличностном общении самый  важный элемент – это взаимоуважение.

Вещи, которые были весной - это люди, которым что-то не нравится. Я хотел бы, и, уверен, что для Молдовы это будет важно помнить, что если люди переходят на личности и уходят от дела, то это плохо влияет на общественный диалог и цивилизованность общества. Надо уважать мнение, которое может быть противоположным. Если хочется найти что объединяет, а не разделяет, то это даст намного больше.

- Чем Вы увлекаетесь?

- Фотографией.

- Есть ли у Вас любимые места в Молдове?

- Их несколько. Виноделие, не буду называть компании - это будет реклама (смеется), берег Днестра, утренние прогулки по парку Валя Морилор.

- Какие у Вас любимые литературные авторы?

- Трудно сказать. Но есть такой британский автор, как Лоурен Староул- его мало перевели, так как язык у него сложный. Очень люблю Фауста, также, есть такой испанский автор, как Хавьер Мариас. Этих авторов объединяет глубокий психологический интерес к людям.

- Есть любимые места для путешествий?

- Путешествовать я обожаю – это мое любимое увлечение. Бирма очень впечатлила. Индию обожаю, Северная Тайландия, Португалия – моя любимая часть в Европе. Есть очень много красивых мест и обозначить самые-самые очень трудно.

- Любимый фильм

- Очень люблю старые фильмы 40-х, 50-х годов. В основном, признаюсь, американские. 

- У Вас есть дети?

- Есть. Трое. Сын и две дочери - двойняшки

- Каким видите их будущее?

- У меня девочки-двойняшки и сын. Они живут в Брюсселе. Я вижу их будущее таким, какое они сами хотят. Они очень разные. Одна девочка - очень талантливый музыкант, она хочет стать актером, вторая дочь видит себя дипломатом. 

Мои родители были замечательными в этом плане. Они никогда не навязывали мне своих интересов. Стать дипломатом – мой личный выбор, на который никто не влиял. Для меня важно, чтобы мои дети были счастливы. 

Очень хочу, чтобы они сами нашли и поняли изнутри то, кем они хотели бы стать. Я, в свою очередь, готов поддержать любое их решение и любой профессиональный путь.

- Поделитесь своим жизненным кредо.

- Сложно ответить на этот вопрос. На каждом этапе жизни он разный...

tvc21.md