Почему в Молдове прослушка стала массовой?

Опубликовано 12 января
Почему в Молдове прослушка стала массовой?

Официальные статистические данные свидетельствуют о существенном росте случаев прослушивания телефонных переговоров в Молдове и вторжения в частное интернет-пространство. В минувшем году этот показатель только на официальном уровне на 50% больше, чем годом ранее. На самом деле, все в 10 раз хуже. Что позволяет вторжению в права граждан стать таким массовым?

Как отмечает исполнительный директор Института информационной политики, эксперт фонда SecDev Foundation (Канада) Алексей Марчук, в Молдове прослушивание телефонных разговоров и слежка за человеком в интернете законны только тогда, если они ведутся целенаправленно на основании достаточных доказательств противоправных действий и с соблюдением разрешительной процедуры.

При этом, по его словам, массовая слежка, при которой происходит наблюдение за общением в интернете и по телефону большого количества людей, без достаточных оснований, законом запрещена и является грубым нарушением права на неприкосновенность частной жизни.

Процедура довольно подробно урегулирована в Законе о специальной розыскной деятельности и Уголовно-процессуальном кодексе. Прокурор идет к судье по уголовному преследованию для получения санкции на локализацию или отслеживание через GPS и при помощи других технических средств, задержание и выемку почтовых отправлений, прослушивание и запись переговоров, сбор информации от операторов электронных коммуникаций, мониторинг телеграфных и электронных сообщений.

Ходатайство прокурора рассматривается судьей незамедлительно, но не позднее чем в течение 4 часов с момента его поступления. Правда, закон позволяет «включать запись» и без санкции суда, если, к примеру, дело срочное и прослушка необходима для предотвращения готовящегося преступления. В этих случаях судебная санкция получается уже постфактум.

Как утверждают некоторые эксперты, правоохранители пользуются этой нормой, чтобы при необходимости получать беспрепятственный доступ к чужим тайнам!

Существуют также способы легализовать незаконную прослушку телефонов и контроль интернет-трафика, поместив данные нужной персоны в длинный перечень подозреваемых по какому-нибудь уголовному делу. Судьи почти никогда не вникают, каким образом та или иная фамилия связана с делом, и подписывают разрешения «одним махом».

Большой простор для фантазии при желании дает и часть 3 статьи 132/8 УПК, которая позволяет мониторить переговоры не только подозреваемого или обвиняемого, но и других лиц, в том числе неустановленных. Достаточно располагать данными, при помощи которых возможен вывод о том, что гражданин способствует любым образом подготовке, совершению, соучастию или сокрытию преступлений, а также получает либо передает важную для дела информацию.

По словам Владислава Грибинчи, правовые нормы в этой области несовершенны, хотя и были изменены в части длительности, условий, способов прослушивания. Эксперт считает, что в Молдове на сегодняшний день нет действенного механизма парламентского контроля в части соблюдения профильного законодательства.

"Еще в 2009 г. ЕСПЧ говорил, что в Молдове слишком часто прибегают к прослушиванию, - отмечает председатель Центра юридических ресурсов Вячеслав Грибинча. - Однако в 2014 г. у нас было зарегистрировано почти 6000 заявлений на прослушивание, то есть на 60% больше, чем в 2009 г."!

Источник