Проблема: Европа видит в нас варваров, требующих цивилизационной «обработки»

Опубликовано 9 июня
Проблема: Европа видит в нас варваров, требующих цивилизационной «обработки»

Хочет она того, или нет, но Европа - это не остров благоденствия, который отрезан от всех и может себе позволить замкнуться в себе. Такие замашки периодически предпринимает еще Великобритания, которая думает, что может себе это позволить чисто из географических соображений. Но и это является ошибкой после того, как эта страна побывала в роли «королевы всех морей». Так сильно открывшись однажды, потом уже не удастся закрыться.

Эта вступительная мысль важна для понимания последующих, равно как и вторая: Европа разбогатела на колониальном и постколониальном ограблении всей планеты, а теперь у нее только одна задача - как сохранить себе беспечную сытую жизнь «в окружении более голодных и завистливых варваров».

Да-да, спустя 2 тысячелетия, европейская цивилизация вновь вынуждена решать те же самые проблемы, что и великая Римская Империя. Та ведь тоже сначала ограбила весь известный ей мир, свезла в одно место, скопила у себя мировые богатства и достижения, а потом не знала как это сохранить от завистливых нападок соседних народов.

Европа снова видит себя эдаким Римом, безопасность существования которого должна быть обеспечена «облагораживанием соседних варварских народов». И для этого придумывает различные проекты.

Судя по тому, с каким трудом Молдова - аж через 20 лет существования - получила безвизовый доступ в этот «цивилизационный оазис», мы в их глазах тоже «дикие варвары». Равно как и Украина, Беларусь, или какой-нибудь совсем уж дальний Азербайджан, до которого длинные руки Европы все равно пытаются дотянуться.

Разных проектов по привязке к себе восточных соседей «старой Европы» так много, что рядовой читатель в них вполне может даже слегка запутаться. Тут и «Политика соседства», и «Партнерство во имя мира», и «Восточное партнерство». Первый был пробным камнем, второй - чисто военно-политический, поэтому поговорим о третьем, ныне шатко-валко реализуемом.

Для начала отметим, что «Восточное партнерство» (далее - ВП), задумано для весьма ограниченного числа стран: Украины, Молдовы, Грузии, Армении, Азербайджана и Беларуси. Эту страну намеренно упоминаю последней, ибо споры об ее полноценном включении существовали уже изначально; был в теории и вариант 5+1, где у Беларуси ограниченное участие. И кстати, именно с этой страной успехи программы ныне в самом деле самые незначительные.

Стоит еще отметить, что предварял этот европейский проект другой похожий, но чуть более агрессивный, под американским колпаком. Называлось это мертворожденное детище американского империализма ГУАМ. Оно было настолько очевидно антироссийским, что никому и в голову не пришло звать туда Беларусь.

В целом вся европейская политика восточного соседства направлена на предотвращение образования новых разделительных линий в Европе, что в теории звучит даже красиво. Восток для Европы всегда, во все века, был головной болью и источником угрозы.

Это мировосприятие там осталось и поныне, и бороться с «угрозой» решили разными способами. Самых ближних соседей уже интегрировали в Европейский Союз. Устав от этого процесса, для остальных создали альтернативный вариант ВП.

Причем, что интересно, вся психология деятельности в рамках ВП построена на глубокой убежденности Запада, что все на Востоке от старой Европы «жаждут приглашения» войти в состав ЕС. Поэтому ВП размахивают как пряником, хотя на самом деле проект НЕ является ступенью к вхождению в ЕС. Более того, он создан как раз специально для того, чтобы НЕ брать участвующие в проекте страны в состав ЕС, но при этом постоянно держать их на коротком расстоянии от себя, время от времени почесывая за ушком, или отгоняя прочь веником от миски с молоком - за плохое поведение.

Европа в этом вопросе никого особо не обманывает - она просто позволяет задействованным странам обманываться и тешить себя надеждами.

Фактически же, данным проектом неоколониальной частью Европы было признано существование «другой Европы», за которой НЕ планируется признавать возможность полноправного членства в Европейском Союзе, а взамен выдвинута формула «все, кроме институтов». Под ней подразумевается максимальное приобщение соседних с ЕС государств ко всем сферам его жизнедеятельности, подстраивание под них, но без права принимать решения в европейских руководящих и исполнительных инстанциях, то есть, без права влиять на политику Европейского Союза.

Нечего сказать - очень «равноправное» партнерство!

Если приглядеться, метод кнута и пряника является основным в деятельности ВП. Вопрос лишь в том, что кнут бесплатный, поэтому в наличии всегда, а на пряники бюджет ЕС выделяет катастрофически мало денег. Из-за этого, метод дает регулярные сбои. С теми же Беларусью и Азербайджаном.

Для постоянного сдерживания «на коротком поводке», в отношениях между страной-членом ВП и Европейским Союзом используется подход «уровней роста», т. е. дальнейшее продвижение в «сотрудничестве» осуществляется лишь после успешного достижения ранее поставленных целей по реформированию в заказанном направлении социально-экономических и политических институтов страны-члена партнерства.

Фундамент этого подхода был заложен ранее принципом «политической обусловленности», который предполагает развитие отношений с партнёром в зависимости от соблюдения последним неких установленных доминирующей стороной «базовых принципов и ценностей» и подразумевает, между прочим, возможность введения санкций со стороны ЕС за нарушение их партнёром.

Задумано все было очень умно, многоходово, на многие годы вперед. Почему же дает пробуксовку?

Возможно, недостаточно серьезно учтены некоторые проблемы региона. Который, во-первых, цельным регионом и не является! Имеется географический и ментальный разрыв задействованных стран: с одной стороны - Украина, Молдова и Беларусь; а с другой - Азербайджан, Армения и Грузия.

Объективной реальностью является различие военно-политической ориентации стран региона. Украина и Грузия стремятся в НАТО, Армения и Беларусь являются членами ОДКБ, Азербайджан и Молдова сохраняют (хотя бы формально) нейтральный статус.

В регионе ВП имеются в корне отличные типы политических режимов, которые с точки зрения Европы могут считаться где-то авторитарными, где-то – демократическими, а в некоторых странах – переходными.

С точки зрения перспектив экономических связей, имеет значение также и существование различных режимов беспошлинной торговли. Так, Украина, Молдова, Армения и Грузия входят в ВТО, Беларусь – в Таможенном союзе совместно с Россией и Казахстаном.

И в качестве «последней вишенки на торте» - наличие почти у всех стран ВП территориальных конфликтов (Приднестровье, Нагорный Карабах, Абхазия, Южная Осетия, Донбасс, Крым), как препятствия для стабильности и коммуникации в регионе.

Но мы еще не вспомнили тут коррупцию! Она цветет махровым цветом и в Молдове, и в Украине, и практически в большинстве стран ВП. Так, по горестному признанию самого Еврокомиссара по политике соседства и переговорам о расширении Иоханнеса Хана, отсутствие результатов в борьбе с коррупцией остается главным препятствием для инвестирования западных средств в экономики государств партнерства.

Кража 18 миллиардов лей из банковской системы Молдовы, отмывание (с участием судебной системы!) десятков и сотен миллиардов сомнительных денег через банки Молдовы потрясли весь мир, а не только Европу.

Ничем не лучше и у соседей. «Украинская власть на практике должна показать, что действительно борется с коррупцией, - об этом заявил на пресс-конференции в Киеве Иоханнес Хан. – Относительно принятия законодательства, Украина демонстрирует прекрасные результаты, но теперь нужно показать внедрение этих законов».

Итак, подведем некоторые итоги: политическая нестабильность, проблемы с демократизацией общества, высочайшая степень коррупции в большинстве стран ВП, а также отсутствие эффективных реформ в судебной сфере, избирательность «правосудия», плюс практически неразрешимые межгосударственные конфликты в границах региона делают все попытки развития ВП обреченными на провал и на судорожные, неразумные решения.

В отсутствии возможности манить за собой пряником инвестиций и экономических выгод, остается «дразнить» партнеров «отложенными дивидендами» в обмен на продолжение в странах ВП заказанных Европой реформ. Которые выгодны и удобны ей, но ментально чужды и практически нереализуемы в большинстве постсоветских республик.

Нереализуемы они, отчасти, еще и потому, что расходы на реформы и перестройку многократно превышают ожидаемый от них в обозреваемом будущем эффект, а сама Европа - хотя в них и заинтересована - компенсировать затраты не стремится. Это стало, например, катализатором взрыва в Украине, где полная реализация реформ, перестройка под западные требования и стандарты, стоила бы, по подсчетам, треть ВВП страны, а помощь от Запада предлагалась минимальной. И никакие воззвания к совести Европы не помогли, Януковича просто принесли в жертву.

В отсутствии денег от Европы, остается последний «пряник» за послушание - безвизовый режим в «туристическом» формате. То есть, без права на трудоустройство, но с правом тратить свои деньги в поездках по Европе.

Молдове дали первой, сейчас черед Украины дегустировать сладость этого пряника.

Так себе лакомство, учитывая, что подобное давно уже имеют страны, весьма далекие от Европы. Такие, как мини-государства Карибского бассейна, например. И никто им никаких жестких встречных требований за это не выдвигал и не выдвигает.

Ожидания восточных соседей Европы были таковы: либо возьмите к себе и подтаскивайте на свой уровень; либо дайте денег, и мы подтянемся здесь у себя; или на худой конец, дайте возможность нам самим на вашей территории заработать денег для своего выживания и развития.

Ни первого, ни второго, ни третьего не дает ни Европа, ни ее «Восточное партнерство».

Д. Попозогло