Пушкаш: Истина дороже

Опубликовано 3 апреля
Пушкаш: Истина дороже

Я с удивлением прочитал в информационном выпуске «Mesager TVM» от 29.03.2016, что Конституционный суд Молдовы (далее КС) может в любое время вернуться к своему решению и изменить его, и более того, КС может переинтерпретировать Основной закон государства в зависимости от изменений в обществе.

Утверждается, что заявление принадлежит бывшему судье Конституционного суда Литвы Томасу Бирмонтене и прозвучало оно в ходе публичной лекции в АНМ.

Заявление литовского судьи явно относится к решению КС от 4 марта 2016 года, согласно которому Республика Молдова переходит от избрания президента в парламенте к всенародному избранию главы государства.

Мы не можем согласиться ни с комментариями «Mesager TVM», ни с заявлениями литовского судьи, потому что КС не изменил свое прежнее решение, а сформировал новое конституционное положение, изменив конституционный закон №1115 от 05.07.2000.

Под предлогом того, что парламент превысил пределы заключения КС от 24 ноября 1999 года, КС признал неконституционными ряд норм Конституции, в том числе положение, что президент Республики Молдова избирается парламентом тайным голосованием, возродив таким образом (в понимании КС) нормативную ситуацию, соответствующую заключению от 24 ноября 1999 года. Напомним, что в заключении содержалось условие, что баллотироваться на должность президента могут граждане, достигшие 35-летнего возраста.

В «Официальном мониторе» №78/140 от 29.03.2016 был опубликован новый вариант Конституции, где статья 78 приводится в редакции Конституционного суда.

Представляем первые два абзаца статьи 78, которые КС не имел права переформулировать.

"Статья 78. Выборы президента

• Президент Республики Молдова избирается всеобщим, равным, прямым, тайным и свободно выраженным голосованием.

• Президентом Республики Молдова может быть избран гражданин, имеющий право избирать, достигший 40-летнего возраста".

Отметим, что именно в отношении этих положений парламент на 05.07.2000 имел заключение Конституционного суда, а в законе №1115 был указан только другой возрастной ценз. Не 35 лет, как в заключении КС, а 40 лет.

Теперь попытаемся ответить на два вопроса.

1. Есть ли какие-либо правила, касающиеся пересмотра КС собственных решений?

Да, есть. В соответствии со статьей 72 Кодекса конституционной юрисдикции, принятого Законом № 166 от 16.02.1995 в редакции Закона от 31.07.2015: «(1) Пересмотр постановления и заключения осуществляется только по инициативе Конституционного суда путем принятия решения большинством голосов судей Конституционного суда в случаях:

а) вновь открывшихся обстоятельств, которые не были известны на момент принятия постановления и дачи заключения, если эти обстоятельства существенно влияют на постановление и заключение;

b) внесения изменений в положения Конституции, законов и других нормативных актов, послужившие основанием к принятию постановления и даче заключения.

(2) Пересмотр постановления и заключения осуществляется с соблюдением процедуры конституционного судопроизводства».

Юриспруденция Конституционного суда в течение более 20 лет не знает ни одного случая пересмотра своих собственных актов о пересмотре конституционного законодательства.

2. Есть ли разница между механизмами контроля над поправками к Конституции в Литовской Республике и Республике Молдова?

Да, есть. Но сначала мы обратим внимание на аргумент конституционного судьи из Литвы, что единого законодательства нет. Каждая страна имеет свои механизмы. Например, в Германии законодательством разрешен конституционный контроль изменений в Конституции, а во Франции это не допускается.

Каков механизм в Литовской Республике?

Конституция Литовской Республики принята гражданами Литовской Республики путем референдума 25 октября 1992 года.

Согласно ст. 67 Конституции Литвы: «Сейм обсуждает и принимает поправки к Конституции».

В соответствии со статьей 105 Конституции Литвы: «Конституционный суд рассматривает и принимает решения о соответствии законов Литовской Республики и других принятых Сеймом актов Конституции Литовской Республике».

В соответствии с пунктом 3 ст. 107 Конституции Литвы: «На основании заключений Конституционного суда окончательные решения по указанным в части третьей статьи 105 Конституции вопросам принимаются Сеймом».

В Республике Молдова учредительным законодательным органом является парламент. Именно парламент более 2/3 голосов от общего числа избранных депутатов принял 29 июля 1994 года Конституцию, которая вступила в силу 27 августа 1994 года.

Согласно ст. 135 пар. (1), пункт а), ст. 4 Закона о Конституционном суде и ст. 4 Кодекса конституционной юрисдикции, Конституционный Суд обеспечивает контроль над соблюдением нормативных актов Конституции. Таково законодательство Республики Молдова. Оно не позволяет осуществлять контроль конституционности поправок к Конституции и ни одним из законодательных актов не предусмотрено, что заключения КС имеют обязательный характер.

Могут быть установлены и другие конституционные законы, которые в той или иной мере превысили пределы решений Конституционного суда.

Так, пунктом 2 решения от 4 марта 2016 года Конституционный суд придал своему решению обязательный характер.

В Конституции Литовской Республики установлены несколько полномочий Конституционного суда, которые может быть превышены Сеймом – единственным законодательным органом государства.

Если сравнить существующие механизмы в Литве и Молдове хорошо заметно, что в Литве пересмотр решений Конституционного суда неограничен, тогда как в Молдове пересмотр допускается только в случаях, предусмотренных законом.

Если в Литве допускается контроль конституционности поправок к Конституции (КC может сравнить поправку к Конституции с первоначальным текстом Конституции, принятой народом на референдуме), то в Республике Молдова КС не обладает таким правом и не имеет возможность сравнивать, потому что первоначальный текст Конституции и конституционные поправки принимаются одним и тем же законодательным органом. Конституционные поправки, принятые голосованием 2/3 депутатов, становится частью Конституции.

Уточним, что полномочия Конституционного суда, предусмотренные статьей 135, не могут быть ни расширены, ни ограничены без их изменения.

Таким образом, становится очевидным, что Конституционный суд принял решение от 4 марта, превысив свои полномочия, и он может быть возвращен в конституционное поле только парламентом.

Отметим еще, что, создав новую конституционную норму, КС нарушил принцип правовой определенности, тем самым, на наш взгляд, ставя под сомнение государственную работу последних 15 лет.

 

Виктор Пушкаш,

бывший председатель Конституционного суда Республики Молдова

 

ИСТОЧНИК: NOI.MD