Смогут ли флэшмобы обеспечить сохранение и развитие гагаузского языка?

Опубликовано 2 мая
Смогут ли флэшмобы обеспечить сохранение и развитие гагаузского языка?

На прошлой неделе, 27 апреля, в Гагаузии отметили день гагаузской письменности. В связи с этим в автономии был организован ряд мероприятий. Самым главным медийным событием стал флэшмоб перед зданием комратского Дома культуры с участием Башкана и большого количества детей.

В этом году АТО Гагаузия будет отмечать своё 25-тилетие. Как за четверть века удалось продвинуть гагаузский язык, разбирался Михаил Сиркели.

25 лет скидываем все на детей

В этом году исполнится 25 лет с момента принятия закона об особом правовом статусе Гагаузии (гагауз Ери). Несмотря на то, что АТО Гагаузия намного больше чем языковая и культурная автономия, тем не менее в основе её создания лежит идея сохранение и развитие языка, культуры и самобытности гагаузского народа. Иными словами, сохранение и развитие гагаузкого языка – это то ради чего АТО Гагаузия существует.

25 лет не такой уж большой срок. И сказать, что за это время ничего не было сделано для сохранения и развития гагаузского языка, будет неправильно. Вопрос в другом. Насколько предпринятых мер достаточно и эффективны ли они?

Если подвести итог, то мы получим следующее. Гагаузский язык пока не стал официальным языком гагаузской власти. Гагаузский язык не используется повсеместно в указателях топонимов на территории Гагаузии. Официальные документы (решения Исполкома и Народного Собрания) не издаются и не переводятся на гагаузский язык. И мы еще очень далеки от того, чтобы гагаузский язык стал языком делопроизводства органов власти Гагаузии и языком обучения.

Вся нагрузка по сохранению и развитию гагаузского языка, по заведённой традиции, перекладывается на молодое поколение. Поколение, находящееся у власти, не спешит обременять себя переходом на гагаузский как язык делопроизводства, и не обрисовывает четких перспектив гагаузского языка в будущем.

Единственное место, где гагаузский в той или иной степени функционирует – это школа (только как пара предметов), а также в эфире Общественной телерадиокомпании GRT. Большинство идей, которые звучали в последнее время по сохранению и развитию гагаузского языка, касались, в основном, системы образования, что подразумевает дополнительную нагрузку на учеников и их родителей, и практически не подразумевает нагрузку на органы власти.

Как можно убедить детей и молодёжь изучать гагаузский язык, если не понятно, как он им пригодится? Знание гагаузского языка, например, не является обязательным при трудоустройстве в органах власти Гагаузии.
(Более того, это не является даже бонусом, каким является знание румынского языка! Для того ли мы создавали Гагаузию, чтобы потом на ее территории знание румынского ценилось больше, чем знание гагаузского? - прим. ЕГ)

Готов ли гагаузский язык стать языком обучения и делопроизводства?

Мой ответ – нет! За прошедшие 25 лет для этого мало что было сделано. Справедливости ради стоит признать, что научным сообществом, энтузиастами и в редких случаях властями предпринимались усилия в этом направлении – издавались учебники, монографии и различные труды на гагаузском языке.

Но нет самого главного – четких и планомерных действий со стороны региональных властей и понимания того, с чем мы имеем дело. Гагаузский язык – это язык из капсулы времени. Его надо развивать практически с нуля, во многих сферах жизнедеятельности терминология отсутствует. И тут наверно было не лишним создать на уровне Гагаузии терминологический центр и терминологическую комиссию, учреждения, которые занимались бы разработкой и утверждением недостающих терминов.

Создать возможность изучения гагаузского языка не только в школе, но и для людей, давно закончивших школу и ВУЗ. Стоит отметить, что гагаузский язык в школах начали преподавать с конца 80-х. Это означает, что поколения 70-х и старше гагаузский язык в школе не изучали. Без этого невозможно будет вводить гагаузский, как язык делопроизводства. Если вводить делопроизводство на гагаузском языке, то госслужащим, для начала, надо дать возможность его как следует выучить.

Введение гагаузского языка как языка обучения в школе тоже должно проходить очень осторожно. Для начала стоило бы разработать куррикулум по различным предметам на гагаузском языке, подготовить преподавательский состав. Переход на гагаузский язык обучения не должен отражаться на качестве обучения, пусть даже «лёгких» предметов, как физкультура, музыка и изобразительное искусство. Повышение уровня образования населения не менее важно, чем сохранение и развитие гагаузского языка.

Ну и самое главное, сохранение и развитие гагаузского языка должно начинаться в коридорах Исполкома и Народного Собрания. Не принятием очередного закона или постановления, обременяющего школы и учеников, а введением гагаузского как языка делопроизводства и языка официальных документов органов власти Гагаузии. Это будет мощный посыл о том, что есть на белом свете место, где гагаузский востребован. И если кто-то хочет связать свое будущее с гос службой в органах власти Гагаузии и гагаузской политикой, то ему обязательно надо знать гагаузский язык.

А возможность спеть гимн Гагаузии с башканом, для постановочного видео, еще и пред началом избирательной кампании, не самый убедительный аргумент того, что гагаузский язык нужен и он развивается.

Михаил Сиркели

nokta