Спикер поневоле. Что стоит за отставкой Тарнавского?

Опубликовано 21 февраля
Спикер поневоле. Что стоит за отставкой Тарнавского?

Александр Тарнавский в день своего избрания спикером Народного собрания заявил, что будет избегать политики и концентрировать своё внимание на новом посту на вопросах экономического развития автономии. 20 февраля он подал в отставку и, как теперь видно, свои намерения он реализовал с точностью наоборот. За месяц какой-то законотворческой работы он сделать не успел, поскольку в такой срок это в принципе невозможно. Зато он успел «наделать политики», хотя это и происходило против его желания.

Повод и причина

В своём видеообращении Тарнавский объяснил уход с поста спикера НСГ незнанием гагаузского языка. На это же обстоятельство, не позволяющее ему по Уложению Гагаузии занимать данный пост, ровно месяц назад указывали и ряд депутатов НСГ. Но тогда депутатское большинство предпочло закрыть глаза на это препятствие, и 28 голосами Тарнавский был избран председателем законодательного органа. Поэтому, обращение к языковому вопросу спустя месяц работы, гораздо легче принять в качестве повода для отставки. Причина же, как представляется, была другая.

17 февраля НСГ утвердило состав Исполнительного комитета, предложенного башканом Ириной Влах. Решение депутатов для многих было сюрпризом, поскольку накануне ряд региональных сми дали информацию, что депутатский корпус намерен отклонить ряд кандидатур башканской команды. И после прошедшей сессии  НСГ, фактически на следующий рабочий день, пресс-служба гагаузского парламента обнародует заявление Тарнавского об отставке. Так не правильнее ли будет рассматривать отставку спикера, как последствие голосования на сессии 17 числа, а не «внезапно» осознанного нарушения Уложения в части необходимости знать гагаузский язык?

За неимением развёрнутых позиций и комментариев участников этой истории, предложим такую версию. На сессии 17 февраля, если верить распространённой накануне информации, должна была победить, упрощённо говоря. перспектива реального разделения властей и подотчётности исполнительной власти Народному собранию. Но в результате неких договорённостей и действий, победила перспектива «конструктивного взаимодействия» НСГ и Исполкома, которая предполагает как более широкие для башкана возможности эффективной реализации программ развития, так и риски злоупотребления властью.

Политический консенсус относительно избрания Тарнавского на пост спикера был, вероятно, непростым и достигался с целью реализации первого сценария. Именно поэтому, когда «всё пошло не так», политические группы, сделавшие возможным политическое восхождение скромного комратского депутата и не достигнув цели, ради которой это делалось, предприняли логичное в их ситуации действие – добились от спикера добровольной (или «добровольной» - тут уж можно только гадать) отставки.

От политики не убежишь

Тарнавский во всех своих интервью старался подчёркивать, что политика – не его конёк, и что интересуют его исключительно вопросы социального и экономического развития. Социально-экономическим направлением он занимался задолго до прихода в НСГ. Ещё будучи заместителем экс-мэра Комрата Николая Дудогло, Тарнавский курировал экономические вопросы, занимался привлечением грантов и поиском инвесторов. И надо отдать ему должное, делал свою работу успешно, чем и заслужил хорошую репутацию среди жителей города, партнёров по проектам и даже среди сторонников политических оппонентов своего коллеги и соратника Дудогло. Так что, когда Тарнавский говорит, что его интересует лишь экономика, он заявляет это искренне. Но в этом заключается и его недостаток.

Даже при том, что на пост спикера Тарнавский особо не рвался, а занял его ради интересов команды, его слова, произнесённые 20 января, что в этой должности он не будет заниматься политикой, были проявлением наивности, если не сказать, политической незрелости. Потому что НСГ – по определению политический орган и возглавлять его, не уделяя должного внимания достижению политических (читай: государственных) задач, стоящих перед Гагаузией, невозможно. Для развития экономики есть экономический блок Исполкома, а Народное собрание может в лучшем случае оказывать ему в его работе содействие и создавать выгодные правовые условия.

Это небольшое отступление было для того, что бы сказать, что Тарнавский при всех его положительных человеческих качествах и репутации хорошего экономиста, лишён стержня политического деятеля, обладающего собственным видением политических целей и решимостью их достигать. В итоге, убегая от политики, он не заметил, как политика окружила его, превратив (надо понимать, и в этот раз не по желанию) в исполнителя противоположного политического сценария.

Полезное дело

Александр Тарнавский всё же успел сделать важное дело – своей отставкой он смог восстановить авторитет Уложения и ценность Закона, которые пострадали при его избрании. Если в Уложении есть статья, обязывающая кандидатов на пост спикера НСГ владеть гагаузским языком, то можно делать что угодно, - не соглашаться с этим, критиковать и считать глупым и неактуальным, - но пока эта норма действует, её нужно исполнять. Если в обществе будет преобладать другое мнение, то депутаты смогут изменить статью и будут действовать другие правила. Но пока написано так, повторим, никакие благие намерения не должны оправдывать игнорирование закона. Иначе размывается правовая основа, и любая отсылка к закону не будет иметь силу аргумента.

Свежий пример. Когда НСГ утверждало состав Исполкома, вспыхнули жаркие споры, по какой процедуре нужно это делать – списком или каждую кандидатуру отдельно. Ирина Влах взяла слово и, ссылаясь на Уложение и Закон об исполнительном комитете, настаивала на «пакетном» утверждении. Формально её слова звучали убедительно и правда была на её стороне, но при упоминании Уложения, как главного документа, на который все должны ориентироваться, хотелось ей с сарказмом напомнить о другой статье того же Уложения, на которую все закрыли глаза 20 января.

Так что избирательность и двойные стандарты в применении законов – очень опасная вещь, которая способна напрочь убить авторитет власти. И то, что Тарнавский своей отставкой восстановил ценность Уложения – неоспоримый факт. Возможно, не все с этим согласятся, но одно лишь это действие депутата Тарнавского несёт больше пользы для Гагаузии, чем добивались некоторые его коллеги из предыдущих созывов за весь срок их мандата.

Что дальше?

После отставки Тарнавского и.о. спикера стал представитель ДПМ Владимир Кысса. Как это повлияет на развитие политического процесса в Гагаузии – определённого сказать трудно, а играть в политическую конспирологию не хочется. Так или иначе, основные договорённости, достигнутые при избрании президиума НСГ, как и при утверждении состава Исполкома, скорее всего, больше не действительны. Теперь сторонам предстоят новые переговоры и консультации, результатом которых должны стать новые перспективы и новые кадровые решения. Кому это будет выгодно, и каким, по сути, будет новое решение – политическим компромиссом, взаимовыгодной сделкой, либо альянсом, основанным на идеологических принципах, либо, в той или иной степени, всем этим одновременно, - обо всём этом можно будет судить несколько позже.

Вячеслав Крачун