Унизительная разводка гагаузов

Опубликовано 7 августа
Унизительная разводка гагаузов

Об итогах деятельности рабочей группы НСГ и Парламента по Гагаузии

С уходом на летние каникулы молдавского законодательного органа приостановила свою деятельность и рабочая группа депутатов Парламента РМ и Народного собрания Гагаузии. Осенью, вероятно, заседания группы возобновятся, однако одновременно начнётся и избирательная кампания в НСГ. Поэтому, учитывая, что мандат гагаузских депутатов на исходе, мы можем говорить о формальном характере этих собраний и, не дожидаясь осени, уже подводить итог работы данной диалоговой платформы между Гагаузией и Молдовой.

Чтобы оценить результативность структуры, необходимо понимать, в чём, собственно, заключались её задачи. Напомню, что полное название группы – Рабочая группа по обеспечению в рамках конституционных норм функциональности АТО Гагаузия и положений законодательства РМ об особом статусе АТО Гагаузия. Итак, чего добились гагаузские и молдавские депутаты?

Решение о создании группы было принято 20 ноября 2015 года. С тех пор депутаты провели чуть более 20 заседаний, в ходе которых приняли 32 решения. Полный список решений опубликован на сайтах НСГ и Парламента и из него мы можем узнать, что подавляющее большинство из них касаются утверждения всевозможных отчётов и докладов. Отдельные решения посвящены утверждению бланка и секретариата рабочей группы. Несколько решений касались приглашения на заседания группы некоторых молдавских чиновников с целью предоставления отчёта.

Есть и категория решений, которые, на первый взгляд, имеют уже более близкое отношение к задачам группы. Во всяком случае, там начинает упоминаться Гагаузия, а это, согласитесь, уже кое что. Таковы, к примеру, решения «О кадровой политике в области юстиции для АТО Гагаузия», «О финансировании Общественной компании по телерадиовещанию«Телерадио Еагаузия», «О статусе Офиса Скорой Медицинской Помощи». В первом случае депутаты просят Национальный Институт Юстиции зарезервировать на 2016 год 5-местные квоты для обучения прокуроров и судей из АТО Гагаузия, а также организовать в этом учебном заведении для абитуриентов из автономии вступительные экзамены на русском языке. Что касается ГРТ, то данное решение представляет собой запрос в Минфин о возможности финансирования гагаузской телекомпании за счёт национального бюджета. Наконец, последнее названное решение является рекомендацией «Правительству Республики Молдова совместно с Исполнительным Комитетом АТО Гагаузия разграничить полномочия по юридическо-административному обеспечению функционирования Регионального Центра догоспитальной скорой медицинской помощи АТО Гагаузия с центром в мун. Комрат». По сути, это попытка вернуть децентрализацию службы и востановления полноценного офиса «Скорой» в Комрате (тема, которую недавно пытались отрицать в Исполкоме, утверждая, что при новой власти никакого переподчинения скорой помощи Кишинёву не происходило. Выясняется, что всё таки происходило).

Как нетрудно заметить, все вышеприведённые решения (как и остальные неназванные) являются просьбами и рекомендациями и не имеют законотворческой перспективы. Даже если пофантазировать, что центральные власти по каким то непринципиальным мелочам пойдут навстречу и удовлетворят просьбы, то на функционировании Гагаузии это никак не скажется. ГРТ из бюджета никто финансировать, разумеется, не будет (при таком то финансовом дефиците!), но, предположим, Национальный институт юстиции согласится принимать 5 человек из Гагаузии. Разве от этого Закон об особом правовом статусе Гагаузии заработает в полную меру? Нет конечно. И ради этого итога рабочая группа более полугода проводила свои заседания…

По большому счёту, это наивные эпистолярные упражнения, которые, вероятно, придают гагаузской стороне чувство важности, но которые, в конечном итоге, закончатся крахом иллюзий. Это дешёвая «мыльная опера», в финале которой выяснится, что один герой обводит вокруг пальца другого. Хотя, опытному зрителю такой исход с унизительной «разводкой» был очевиден ещё после первых эпизодов сериала.

Хотя, если быть до конца честными, то нужно признать, что два (из тридцати двух!) решения - это всё-таки проекты законов. Первый разработанный рабочей группой законопроект касается дополнения 27 статьи Закона об особом правовом статусе Гагаузии и нацелен на то, что бы данный закон мог быть изменён лишь при положительном заключении НСГ. И второй проект закона – это поправки в молдавский закон о местном публичном управлении, нацеленные на закрепление в данном акте НСГ, Башкана и Исполкома в качестве отдельного понятия «органы местного публичного управления особого уровня».

Формально, эти два момента действительно затрагивают проблему функционирования Гагаузской автономии. Однако, спустимся на землю и обратим внимание, что эти законопроекты прежде чем дойти до рассмотрения в Парламенте РМ, должны быть, собственно, направленны в качестве инициативы в молдавский законодательный орган со стороны НСГ, а также получить заключения от Правительства и пройти юридическую и антикоррупционную экспертизу. В случае НСГ это мелкая формальность, а требуемые заключения и экспертизы - это уже реальные возможности для молдавской стороны бесконечно затягивать рассмотрение вопроса. И в этом плане весьма характерно, что эти законопроекты так и не появились в повестке дня Парламента до завершения его весенне-летней сессии. Именно то, успеет ли Парламент рассмотреть гагаузские вопросы до ухода на каникулы, являлось лакмусовой бумажкой готовности Кишинёва к реальному диалогу с Комратом. Парламент не успел (вернее, даже и не собирался), а далее - выборы в НСГ, новый состав гагаузских представителей и т.д., о чём уже говорилось.

Выше прозвучал вопрос: чего добились гагаузские и молдавские депутаты? На самом деле этот вопрос нужно разделить для обеих сторон, поскольку, несмотря на объединяющее депутатов название рабочей группы, у представителей Кишинёва изначально были противоположные цели. Кишинёв пытался погасить обострившийся после 2 февраля 2014 года «гагаузский вопрос» и это ему удалось. Новый принцип гагаузского руководства «конструктивной сдачи полномочий» позволил Кишинёву вместо реального уважения прав Гагаузии ограничиться их обсуждением (суть рабочей группы).

Бесхарактерность официальных представителей Комрата, их непрофессионализм и равнодушие к интересам своего народа приводят к тому, что Гагаузия утрачивает свою особую роль для Молдовы. Гагаузия уже не может считаться свободным от олигархического влияния «оазисом». Негативные тенденции связаны и с тем, что автономия всё меньше способна играть роль сдерживающего фактора в геополитических авантюрах Кишинёва. И самое циничное во всём этом – это что всё происходит под дымовой завесой «пророссийскости» гагаузских властей. на самом деле, там, где есть бизнес и продажа национальных интересов, там нет места идеологии. Идеологию в этом случае заменяет пиар. Увы, это история про Гагаузию.

 

Георгий Караман