27 марта – печальная дата в истории Молдавской Республики

Опубликовано 31 марта
27 марта – печальная дата в истории Молдавской Республики

С развалом Российской Империи многие регионы стали создавать свои национальные республики. Некоторые сразу брали курс на полную независимость, некоторые готовы были удовлетвориться последующим статусом автономии в составе обновленного демократического российского государства.

В Кишиневе, по примеру других регионов Российской Империи, также была провозглашена Молдавская Республика. Однако, в условиях продолжающейся империалистической войны, существовать этому государственному образованию было суждено недолго. Королевская Румыния (при одобрении и даже подталкивании к тому со стороны Германии) оккупировала часть территории своей союзница (!) и аннексировала её мошенническим путем. Без референдума, военным давлением на запуганную и НЕЛИГИТИМНУЮ, никем в стране не избранную Сфатул Цэрий.

В этом году очередная годовщина трагических событий осталась в стране практически незаметной.

Лишь либералы с двойным гражданством вновь напомнили о себе - в привычной для себя стезе, априори предательской по отношению к суверенной Молдове.

Так, например, Дорин Киртоакэ - бывший примар столицы, освобожденный от должности в связи с подозрением в коррупции (!) - продолжил активно выдвигать нереальные требования. Он объявил, что его политическое движение Unirea, составленное из неудачников политической сцены последних лет, намерено зарегистрировать в парламенте демарш о требовании сделать 27 марта… выходным днем!
Это, по мнению Киртоакэ, необходимо сделать в связи с тем, что в этот день надо празднично отмечать весьма сомнительный момент в истории нашей страны - поглощение Румынией Молдовы, имевшее место в 1918-м году.

Давайте тогда вспомним, что происходило тогда, и как вела себя Румыния по отношению к нынешней Молдове все годы начиная с 1991 года!

 

С момента провозглашения независимости в августе 1991 года новообразованная Республика Молдова рассматривалась соседней Румынией как переходная форма в процессе поглощения Бессарабии соседним государством с противоположного берега Прута. В этом нет ничего удивительного, поскольку вся история недолгой румынской государственности состоит в поисках возможности приращения территории любыми способами.

Происходило это начиная, собственно, с образования румынского государства в 1859 году, когда вассал Оттоманской империи – Валашское княжество со столицей в Бухаресте получило часть Молдавского княжества и северную Дорбруджу с Констанцей, отнятую у Болгарии.

По итогам Первой мировой войны Румыния получила богатую, населенную преимущественно этническими венграми Трансильванию, которая до этого входила в состав Австро-Венгрии.

Этот приз пополнил территориальные приобретения, несмотря на то что Румыния довольно долго раздумывала, на чьей же стороне ей вступить в войну, а вступив наконец-то на стороне Антанты, принесла союзникам больше проблем, чем помощи.

Войска центральных держав довольно быстро разгромили относительно слабую румынскую армию и к концу 1916 года оккупировали Добруджу и всю Валахию, включая столицу Бухарест. Королевская семья, правительство и парламент переехали в Яссы. Армия и значительная часть гражданского населения отступили в Молдову.

От ликвидации Румынию спасла Российская империя, которая для её поддержки выделила армию, тем самым расширив Восточный фронт до Чёрного моря. В «благодарность» за это в 1918 году Румыния оккупировала Бессарабию и, воспользовавшись слабостью Сфатул Цэрий – парламента существовавшей на тот момент Молдавской демократической республики, продавила решение о присоединении Бессарабии к Румынии.

Для чистоты понимания мотивов и обстоятельств данного решения Сфатул Цэрий достаточно упомянуть всего лишь два факта – его рабочим языком являлся русский язык, а голосование при принятии решения о присоединении проводилось в здании, оцепленном румынскими солдатами. (А часть «депутатов» была даже расстреляна оккупантами!).

(Следовало бы добавить и третий факт – Сфатул Цэрий не был легитимным парламентом Молдавской Республики, избранным ее народом! Это был самозваный, самопровозглашенный орган власти, все решения которого ничтожны по умолчанию. Классических демократических выборов депутатов в тогдашней Молдавской Республике никогда не проводилось).

Тем не менее, в итоге осуществленного мошенничества и применения грубой военной силы, территория Бессарабии оказалась аннексирована Румынией вплоть до июня 1940 года, после чего она была возвращена на короткий период (до начала Великой Отечественной войны).

Оккупация Бессарабии в периоды 1918-1940 и 1941-1944 годов сегодня дает повод Румынии считать данную территорию своей и говорить о – ни больше ни меньше! – гипотетической возможности «возврата».

Собственно, на этом и основывается вся теория так называемой унири – «объединения» Румынии и Молдовы. Объединения, которое, по сути, представляет собой поглощение, уничтожение Молдовы соседним государством.

 

* * *

Руководство Румынии никогда не отказывалось от планов поглощения территории Бессарабии. И если в период 1945-1989 годов, вплоть до государственного переворота в Румынии и убийства Николае Чаушеску, эти планы не декларировались открыто, то с установлением «демократии» реваншистские настроения тамошних политиков стали высказываться уже открыто.

В этой связи необходимо отметить, что активизация на территории тогда еще Молдавской ССР общественного движения «Народный фронт» связана именно с поддержкой определенных кругов Румынии.

В целом и идеология молдавского «Народного фронта» основывалась на концепции единства с Румынией и требованиях «унири».

К моменту провозглашения независимости Республики Молдова в августе 1991 года в Бухаресте уже был разработан проект конституции нового государства, также румынскими советниками были разработаны проекты флага и герба независимой Молдовы, которые почти не отличались от румынских аналогов.

Румыния была первым государством, признавшим независимость РМ, но тем не менее все 25 лет существования Молдовы упорно отказывается ратифицировать договор, устанавливающий границу между двумя государствами по реке Прут.

Буквально с момента провозглашения независимости, на территории Молдовы было развернуто множество программ как правительства Румынии, так и появившихся, словно грибы после дождя, различных так называемых «НПО».

Нельзя не признать, что в рамках этих программ Молдова получила значительную материальную помощь, но все-таки главной их целью являлось переформатирование сознания населения страны, отказ от национальной идентичности молдаван в пользу идентичности румынской.

Этому во многом способствовали программы обучения молдавских студентов в Румынии, начало вещания группы румынских телеканалов на территории РМ, культурные программы и различные массовые мероприятия.

К последним относятся регулярно проводимые в Кишиневе марши по случаю различных дат, таких как годовщины решения Сфатул Цэрий о присоединении к Румынии и годовщины образования румынского государства. Подобные мероприятия в Кишиневе неизменно проходят под румынскими флагами и лозунгами, призывающими к «унире».

Более того, регулярными участниками подобных шествий становятся приезжающие в Кишинев граждане Румынии, причем, как правило, это представители румынских неофашистских организаций, считающие себя продолжателями дела фашистов времен королевской Румынии.

Еще одним мощным фактором воздействия на граждан Молдовы является предоставления Румынией гражданства тем, чьи предки проживали на территории Бессарабии во время оккупации ее Румынией.

По некоторым данным, до момента получения гражданами Молдовы права на безвизовый въезд в Евросоюз, второе (румынское) гражданство получили до полумиллиона (!) человек.

При этом создалась парадоксальная ситуация, при которой большое количество чиновников и государственных деятелей Молдовы являются не только молдавскими, но и румынскими гражданами. Для примера достаточно привести такой факт – в составе Конституционного (!) суда РМ пять из шести (!) судей имеют также и румынское гражданство.

 

* * *

Несмотря на регулярное «промывание мозгов» и различные пропагандистские мероприятия, доля населения, для которой идеи «унири» привлекательны или просто допустимы, хотя и растет, но чрезвычайно медленными темпами.

В основном идее присоединения к Румынии способствует падение уровня жизни, тотальная коррупция и проевропейские настроения.

Учитывая то, что на вступление в Евросоюз в качестве независимого государства Молдова рассчитывать не может, унионистами продвигается привлекательная для некоторых идея вступления в ЕС через объединение с Румынией.

Многочисленные программы, осуществляемые Румынией на территории Молдовы, значительные финансовые потоки, изливающиеся на Кишинев из Бухареста – эти и другие факторы привели к тому, что в Молдове существует достаточно заметное количество общественных организаций и политических партий, продвигающих идеи «унири».

До недавнего времени наиболее крупной прорумынской политической силой являлась Либеральная партия под руководством Михаила Гимпу. Эта партия регулярно набирала на парламентских выборах от 10 до 12% голосов, что обеспечивало ей представительство в парламенте и участие в проевропейских коалициях власти. Кроме этого, племяннику М. Гимпу Дорину Киртоакэ трижды удавалось выигрывать выборы мэра Кишинева.

Однако и эксплуатация прорумынской тематики либералам не помогла. Партия не раз оказывалась на грани раскола, ее постоянно покидали ведущие деятели, в том числе и депутаты парламента. В настоящее время Либеральная партия находится буквально на последнем издыхании – у нее не осталось представительства в правительстве, ряд министров арестован по обвинению в коррупции. Под домашний арест по обвинению в злоупотреблении служебным положением и подозрениям в коррупции был помещен и Д. Киртоакэ.

Кроме Либеральной партии, заметную роль играла одно время Национал-либеральная партия Молдовы, активно участвовавшая в организации прорумынских маршей в различных городах Молдовы, но на сегодняшний день и ее влияние практически незаметно.

Но свято место пусто не бывает, и на смену этим унионистским силам заступила новообразованная Партия национального единства, созданная покинувшими в свое время Либеральную партию унионисткой Анной Гуцу и Анатолием Шалару, экс-министром обороны, отправленным в отставку президентом Игорем Додоном.

Символично, что председателем этой партии избран экс-президент Румынии Траян Бэсеску. Правда, с этим назначением не сложилось – своим указом И. Додон отменил предоставление Бэсеску гражданства Молдовы, что делает невозможным для последнего участие в политической деятельности на территории Молдовы.

Кроме этого, идеи «унири» осторожно поддерживает и лидер партии «Действие и согласие» Майя Санду, которая на президентских выборах прошла во второй тур, где проиграла И. Додону.

 

* * *

Одним из важных факторов, определяющих процессы в Молдове, является существование «приднестровского вопроса». Этот фактор влияет, в том числе, и на процессы вокруг предполагаемой «унири».

Очевидно, что Приднестровье с доминирующим русскоязычным населением никак не вписывается в планы «унионистов». Можно сказать, что этот регион Молдовы во многом играет роль некоего якоря, тормозящего процессы, инспирируемые из-за Прута.

Именно в связи с этим ряд молдавских политиков, симпатизирующих идее вхождения Молдовы в Румынию, в последнее время выступает с заявлениями о том, что следует отказаться от ПМР ради осуществления «унири». Подобные высказывания, казалось бы, идут навстречу заявлениям приднестровских лидеров о независимости, но характер тех политических сил, которые делают такие заявления, и их конечные цели заставляют относиться к ним с максимальной осторожностью.

Даже учитывая ту планомерную деятельность, которая осуществляется в Молдове для продвижения идеи «унири», нельзя не отметить, что подобные действия регулярно встречают отпор на самых различных уровнях. Особенно ярко это противодействие со стороны патриотических партий и гражданского общества проявилось в 2012 году, когда марши унионистов в Кишиневе и Бельцах были блокированы собравшимися гражданами и в итоге сорваны.

На уровне политических партий те политические силы, которые выступают за прозападный путь развития Молдовы, фактически не оказывают противодействие унионистским планам. В первую очередь, против «унири» выступают пророссийские силы молдавского общества и молдавской политики.

Ведущую роль в этом играет главная оппозиционная сила – Партия социалистов, осуществляющая противодействие унионистам в парламенте. Кроме этого, важную роль играют те меры, которые осуществляет Игорь Додон с момента нахождения на посту главы государства.

Кроме вышеупомянутых действий по защите молдавского государства, в планах президента были декларированы предложения законодательно запретить идеи унионизма и добиться принятия в качестве государственного флага Молдовы традиционного молдавского знамени Штефана чел Маре взамен триколора с румынскими цветами.

Несмотря на провалившиеся планы унионистов совершить «прорыв» в 2018 году, приурочив очередное уничтожение независимости Молдовы к столетию оккупации Бессарабии, спустя столько лет после провозглашения независимой Молдовы, борьба за эту независимость все еще продолжается.