Болгарский вопрос и гагаузское молчание

Опубликовано 26 сентября
Болгарский вопрос и гагаузское молчание

Неудачной вышла прошлая неделя у болгарской общины Молдовы. Долгожданный визит Венецианской комиссии, которая приехала для оценки законопроекта о предоставлении Тараклийскому району статуса национально-культурной автономии, обернулся сплошным разочарованием.

И дело не в самой ВК, которая весьма благосклонно относиться к любым инициативам по укреплению местной автономии. Дело в позиции правящего альянса, который категорически неприемлет любую идею о расширении полномочий регионов и децентрализации власти.

Кишинёв уже 25 лет проводит политику жёсткой централизации власти. И ладно бы если это помогало укреплять страну. Но в реальности происходит обратное: потерянное Приднестровье, внешнее управление, рост унионизма, и, главное – утрата значительной частью населения веры в будущее Молдовы. Так что в отношении руководства страны к требованиям общественности Тараклийского района нет ничего удивительного.

Интересно другое. На этот раз роль торпедирования процессов предоставления болгарам автономии формально взяли на себя бывшие коммунисты Анатолий Загородный и Виолета Иванова, которые недавно подставили демократам «плечо» (заодно и другую часть тела) и помогли сколотить парламентское большинство. Эти депутаты были в числе тех, кто поставил свои подписи под законодательной инициативой, направленной на защиту интересов болгарской общины. Однако, на прошедшей на прошлой неделе встрече  с представителями Венецианской комиссии, политические туристы Загородный и Иванова резко изменили отношение к законопроекту и даже высказали готовность отозвать свои подписи.

Более того, не обошлось и без дежурных страшилок правящего режима. Так, Загородный высказал уверенность, что законопроект (им же подписанный!), который позволяет болгарам иметь статус культурной автономии «был написан не в Молдове» и «стимулирует сепаратизм».  Ему осталось только вслух рассказать про «руку Москвы» и сходство с Гимпу было бы стопроцентное. То есть, те, кто много лет использовал голоса болгар, гагаузов и других нацменьшинств в политических целях, сегодня сняли маски, и оказалось, что они плоть от плоти проевропейского режима. Такова молдавская политическая элита, что правая, что левая. Их не волнует, что каждый второй кандидат на пост президента положительно относится к идее объединения с Румынией, но требование болгар предоставить им культурную автономию – это для них «сепаратизм».

Казалось бы – какое дело Гагаузии до внутренних вопросов болгарского сообщества? В действительности дело есть и принципиальное. Политическая судьба гагаузов и болгар Молдовы взаимосвязана и взаимозависима. Во взаимоотношениях с Кишинёвом и Комрат и Тараклия всегда занимают схожую позицию. И для РМ они выполняют одну и ту же роль – роль, образно говоря, гарантов молдавского суверенитета. Не было бы в составе Молдовы таких административных единиц, как АТО Гагауз Ери и Тараклийский район, республика сразу после размежевания с Приднестровьем превратилась бы в румынскую провинцию. И наоборот, существование и развитие гагаузского и болгарского сообществ возможно только в независимой Молдове.

Комрат и Тараклия всегда поддерживали инициативы, направленные на укрепление полномочий друг друга. Болгарская общественность поддержала наш референдум 2 февраля 2014 года, а прежнее гагаузское руководство публично поддерживало требования первого и второго Собора болгар.

История взаимной поддержки двух общин знает и множество других примеров. Поэтому, когда в РМ прибыла делегация Венецианской комиссии, среди болгар были огромные ожидания, что своё слово скажут и власти Гагаузии. Однако, официальный Комрат предпочёл проигнорировать визит европейцев. Ни Башкан, ни члены Исполкома, будто по сговору, не озвучили ни одного комментария. Удивительно, но даже от депутатов НСГ не последовало никакой реакции.

На самом деле, «болгарский вопрос» для Гагаузии – это не только вопрос идеологический. Европейские структуры всегда рассматривают Тараклию и Гагаузию в одной связке, поэтому внимание к одной стороне автоматически предполагает и внимание ко второй. Это касается и финансирования программ развития, и доступа к еврофондам, и поддержки реформы децентрализации молдавской власти. Поэтому, даже безотносительно причин предательского игнорирования башканом Гагаузии сегодняшних требований тараклийских болгар, сам факт такой пассивности – явный политический и дипломатический фейл.

С другой стороны, если официальные власти Гагаузии по тем или иным причинам молчат, то общественности автономии, «аксакалам» гагаузской политика рот никто не закрывал. И сегодня, накануне выборов в НСГ их голос на фоне официальной немощности может прозвучать особенно резонирующе. Так что «гагаузский ответ» на «болгарский вопрос», быть может, ещё прозвучит.

 

Георгий Караман

источник