Молдова: карточный расклад накануне выборов

Опубликовано 5 сентября
Молдова: карточный расклад накануне выборов

В первые два месяца осени Молдову вновь ожидает напряженный политический период, полный парадоксов, неожиданностей и интриг: здесь стартовала президентская предвыборная гонка. Учитывая социальную разобщенность во взглядах, вплоть до полярности или экстремистских настроений, и непримиримые позиции политформирований по отношению друг к другу, а также многочисленные коррупционные скандалы последнего времени, электоральную кампанию в Молдове можно сравнить с игрой в карты по не вполне ясным правилам – то ли покер с прикупом, то ли преферанс с блефом.

Кто затеял турнир?

До 4 марта 2016 года гарант Конституции и суверенитета Молдовы избирался в парламенте тремя пятыми голосов депутатов, то есть 61 «за». Если подобного большинства не случалось, то во втором туре необходимо было победить одному из двух лидеров первого голосования. В случае неудачи выборы президента повторялись. Ну, а когда и при повторной процедуре избрание президента не происходило, следовало назначить внеочередные парламентские выборы.

Сегодняшний расклад сил в молдавском парламенте таков, что даже правительство страны сформировано, по сути, миноритарной правоцентристской коалицией, декларирующей прозападные ориентиры. При этом левое оппозиционное крыло достаточно велико, чтобы «переголосовать» правых и обеспечить роспуск парламента, чего, кстати, и добивалась на протестах прошлой зимой и весной самая большая фракция – социалисты, – состоящая из 24 народных избранников.

Заметим, что вследствие ряда громких коррупционных скандалов и кражи из казны миллиарда в инвалюте, увенчавшихся арестом и тюремным сроком для экс-премьера Влада Филата, правые партии власти значительно утратили и без того хрупкое доверие граждан республики. Левые же могут похвастать намного более прочными позициями: по данным различных соцопросов, Партию социалистов и ее лидера Игоря Додона готовы поддержать от 30 до 40% населения.

После «молдавской весны» 2009 года именно в силу отсутствия парламентского большинства, страна прожила без президента 924 дня, то есть почти три года во главе ее стоял ИО, точнее – трое ИО по очереди, и целых 2 суток им был нынешний почетный узник, в прошлом лидер либеральных демократов, Влад Филат. Не стоит даже упоминать, что в течение тех трех лет о противозаконности, неконституционности и прочих «не-» подобного положения дел шумела и Молдова, и западное сообщество, утомившееся восклицать: «Да когда же вы сподобитесь, наконец, хоть кого-нибудь выбрать?»

Выбрали, конечно. И народ посмеялся, и оппозиция… Сейчас в силу как внешних, так и внутренних обстоятельств по завершению мандата «смешного» президента Николае Тимофти аналогичная кандидатура даже выдвинута быть не может. На идею предложить на пост президента знаменитого композитора Евгения Догу бомонд и народ единодушно пожали плечами.

Еще год назад после парламентских выборов стало очевидно: депутаты не сойдутся ни на чьем предложении, а повторение истории «ИО» недопустимо. Тогда же сверху – вначале аккуратно, затем всё настойчивее – стали продвигать идею о возврате к всенародным выборам главы государства. Да-да! Изначально президентов в Молдове избирали всенародно. А первым, за кого голосовали парламентарии, стал Владимир Воронин в 2001 году.

Конституционных изменений в то время достаточно долго и настойчиво добивались тогдашние прозападные политические силы, дабы обеспечить демократичность президентской власти и её адекватное взаимодействие с парламентом. В марте же нынешнего года молдавский Основной закон поправили, что называется, одним махом: решение принял Конституционный суд, состоящий из шести человек.

Разве что ленивый в Молдове не упомянул об аффилированности партиям власти сиих шести мужей в бордовых мантиях с меховыми воротничками, как у евросудей. Экс-президент Владимир Воронин так же, как и многие озвучил вопрос: для чего в парламенте «ломает копья» 101 депутат, если архиважное решение государственного масштаба запросто принимает 6 человек? Тем не менее, депутаты парламента, в том числе, лидер коммунистов Воронин, останутся на своих местах, а хоть какой президент для Молдовы да будет выбран. Демократически. Всенародно.

Крупье и правила игры

По вновь утвержденному плану турнир на приз «Президентское кресло Молдовы» выглядит следующим образом. Побеждает тот, кто наберет половину голосов избирателей плюс один при явке не менее трети электората. Выборы назначены на 30 октября. (Как часто бывает в Молдове, важное государственное событие случается или день в день, или в канун какого-нибудь мистико-религиозного праздника. На этот раз аккурат перед Хэллоуином: уже предвидим карикатуры в виде тыквы вместо головы кандидата или победителя, кем бы он ни был.) За 30 дней до выборов, по закону, начинается сама электоральная кампания.

Расклад игры: валеты и дама

Всего после скрупулезных подсчетов и исследований Центризбиркома подать заявки на участие в соревновании за президентство могут 45 политформирований. Многие из них, конечно, относятся к карликовым партиям, чье непосредственное участие в данном мероприятии вызовет скорее улыбку, чем опасение соперников. Однако среди них, помимо видимых фаворитов, есть и «темные лошадки», не лишенные шансов на победу.

Так, например, в их числе лидер парламентской группы, отколовшейся от либеральных демократов, Юрие Лянкэ. В бытность этой партии во власти Лянкэ был главой МИДа и премьер-министром. После ареста его босса Влада Филата, экс-премьер поспешил откреститься от однопартийцев и провозгласил себя истинным проводником европейско-западнических идей. Под таким девизом он и намерен баллотироваться в президенты.

Еще одна бывшая сторонница и подчиненная бывшего либерально-демократического лидера Филата, выдвигающая себя в президенты,  – экс-министр образования Майя Санду. Ей в премьеры пробиться не удалось, зато вслед за громогласным падением опального шефа эта стройная брюнетка, когда-то обращавшаяся к нему на «ты», аккуратно помелькала на уличных протестах, сделала несколько обтекаемых заявлений и открыла собственный политический проект под уже знакомым девизом «Да здравствуют европейские ценности!». Сейчас она считается протеже США и говорит: «Я знаю, что надо делать». В смысле, с Молдовой. Правда, без уточнения, что именно.

По сути, и «валет» Лянкэ, и «дама» Санду как имиджево, так и идейно дублируют друга: этакие приглаженные политэкономические спецы западного фасона. И у обоих одинаково «рыльце в пушку». Оба состояли в близком окружении и подчинении Филата в период кражи миллиарда, оба участвовали, например, в скандальной передаче в концессию главного аэропорта Молдовы российской компании, споры о чем не стихают до сих пор.

Между прочим, при аресте молдавского миллионера Илана Шора – по делу всё о том же миллиарде – от России как бы невзначай пришло напоминание насчет доли в этом доходном деле. У Майи Санду пока хороший рейтинг (12 – 16% симпатий народонаселения по данным соцопросов), но сохранится ли он, если конкуренты пожелают припомнить «даме» тайные и явные проколы, вроде скандалов и катастрофической ситуации на выпускных экзаменах, иначе говоря, бакалавриате, в Молдове?

Европейскому вектору следует и выдвиженец теперь уже партии, а ранее гражданской платформы ДА «Достоинство и Правда - Demnitate și Adevăr» Андрей Нэстасе. Это объединение заработало солидные бонусы за сезон протестов с осени прошлого года до весны нынешнего. В качестве одного из лидеров Андрей Нэстасе немало проявил себя на публике, делал громкие заявления относительно нынешней якобы проевропейской власти, скомпрометировавшей себя некомпетентностью и коррумпированностью, апогеем чего стала пресловутая кража миллиарда. Его он уже пообещал вернуть, хотя не уточнил кому.

У каждого из данных ура-демократов с западным акцентом может быть припрятан в рукаве козырь в виде поддержки этого самого Запада. В Молдове запрещено финансирование предвыборных действий из-за границы, однако, как сказал бы известный литературный персонаж, существует множество «сравнительно честных способов» решить такой вопрос. Да и моральная поддержка много значит! Но – опять загвоздка: после триумфальных гастролей российских звезд по Молдове в пользу левых партий на прошлых парламентских выборах, завершившихся победой социалистов, закон не позволяет иностранным гражданам участвовать в местных электоральных компаниях.

Среди данной западнически-правой троицы со средними шансами на победу четвертым затесался вполне пророссийский левый кандидат от «Нашей партии» экс-российского бизнесмена Ренато Усатого, который служит мэром северной молдавской столицы, города Бельцы. По уровню симпатий населения он и сам вполне мог бы пробиться в президенты, если бы не возраст – нет 40 лет, не дорос. Выдвинул он давнего единомышленника, журналиста Дмитрия Чубашенко.

Лозунгов и обещаний от этого «валета» пока не поступало, как, впрочем, и сведений о положении в рейтингах. У партии оно весьма недурно – вместе с платформой ДА на протестах зарабатывали. А вот кандидат в политике иначе как комментатор замечен не был. Просчитать «козыри» в виде полной непричастности прежней власти и возможной поддержки от Москвы не сложно даже стороннему наблюдателю. Могут ли они сыграть? Даже если самому Дмитрию Чубашенко они не помогут, могут пойти на пользу Игорю Додону, кандидату от социалистов и, соответственно, одному из крупных «тузов» в начавшейся игре.

Короли и тузы

Рейтинги председателя партии социалистов Молдовы Игоря Додона сегодня выше, чем у любого из его оппонентов – переваливают за 30%: и в протестах принял активное участие, и фракция в парламенте больше остальных, и в столице с некомпетентным мэром борется, и с Путиным на короткой ноге, и коррупционеров разоблачает, и… Ну, словом, как Робин Гуд или вездесущий Супермен всем известен и отовсюду виден. И, разумеется, социалистическое светлое будущее предлагается народу в качестве бонуса при избрании Додона президентом.

Наиболее значимым конкурентом для него обещает стать, как ни странно, Мариан Лупу, председатель ныне самой могущественной партии – Демократической. С одной стороны, кандидат всем хорош: персонаж харизматичный, в период членства в Партии коммунистов при президенте Воронине возглавлял парламент, а когда после смены власти в 2009 году переметнулся к его конкурентам, полтора года был ИО президента.

Проблема Мариана Лупу в его близости к зампреду Демпартии, олигарху Владу Плахотнюку, которого справедливо считают наиболее влиятельным человеком в сегодняшней Молдове. И наиболее одиозным. Каких только обвинений, в том числе, пугающих, не прозвучало в адрес миллиардера! Именно ему приписывают свержение с вершин власти и заточение экс-премьера Влада Филата, конкурента и в бизнесе, и в политике. Именно его офисы штурмовали зимой протестующие и скандировали лозунги на тему «Плахотнюк, твой дом – тюрьма!».

Однако именно Демпартия с ее ныне громадным административным ресурсом служит отличным подспорьем для своего кандидата в предвыборном турнире. Есть вопросы про «козыри в рукаве»? Кроме того, среди демократов видное место занимает один из патриархов молдавской властной верхушки и один из самых умелых политиков Думитру Дьяков, а сами демократы ни разу не отступили от милой сердцам половины молдаван идеи евроинтеграции. Так что, «козырная» поддержка Запада может миновать «дам» и «валетов» в пользу «туза». Народная симпатия-то – дело наживное, точнее, «наагитируемое».

Кандидат от либералов, Михай Гимпу, также стоящий на западнических позициях и ратующий за объединение с Румынией, хоть и значится изрядной политической величиной и «тузом», вряд ли сыграет значимую роль. В Молдове идея стирания границы по реке Прут привлекает не более 20% жителей, а недавно и американский посол, и представители НАТО отметили важность территориальной целостности этой маленькой страны. Словом, едва ли либералу Гимпу, при всех его на редкость оригинальных и парадоксальных экзерсисах, при опыте работы президентом (он тоже полтора года был ИО) и при прочих занятных свойствах личности, выпадет выигрышный расклад.

Учитывая, что всенародные выборы предполагают солидную эмоциональную составляющую в предпочтениях электората, «тузом» в начавшейся игре мог бы стать экс-президент от коммунистов Владимир Воронин, пробывший на своем посту два срока. После 7 лет либерально-демократического правления с декларациями о европейской интеграции молдавские граждане массово ностальгируют о его президентстве, да и внешнюю политику он вел, ловко заигрывая то с Западом, то с Востоком. Но коммунисты свою кандидатуру еще не выставили: назначили было съезд на 27 августа – и перенесли в связи с праздниками на 3 сентября.

Выигрышные расклады

Итак, шансы на первый приз в молдавском президентском турнире сосредоточены у троих игроков: демократа во власти Мариана Лупу, оппозиционного социалиста Игоря Додона и, судя по рейтингам, прозападной выдвиженки Майи Санду. Каждому из них, согласно правилам игры, пасующие игроки могут передать свои «карты», то есть симпатии избирателей.

В этом случае сориентированные на европейско-западную модель оппозиционеры вероятнее всего встанут на сторону Майи Санду как единого кандидата. Ну, не станут же они, в самом деле, поддерживать Мариана Лупу, ставленника ненавистного олигарха Плахотнюка! И тогда «дама» может легко преобразоваться в «джокера», исполняющего обязанности «туза».

Кандидаты от левых партий, традиционно поддерживающие Москву, поддержат, пусть и не в полном составе, социалиста Додона, который соберет в зависимости от их симпатий большой или малый расклад одной масти. Совершенно точно, что поддержки Владимира Воронина ему не видать: личная неприязнь игроков вряд ли позволит им играть на пару.

Некоторые молдавские аналитики уже высказали предположение, что при массовости народных симпатий к Игорю Додону и необходимости для действующей власти продемонстрировать свою демократичность и честность, именно лидер социалистов при отсутствии фальсификаций более остальных близок к президентскому креслу. Другие же, скептически настроенные, акцентируют внимание на традиционном «шулерстве» на выборах в Молдове и пророчат победу лояльному власти кандидату. Отрицать вероятность подобного исхода не приходится: уже более года соцопросы наглядно показывают недовольство 80% граждан и внешним, и внутренним курсом государственной власти, которая никак на это не реагирует.

 

источник