По дороге к свободе. Воспоминания бывшей студентки

Опубликовано 23 декабря
По дороге к свободе. Воспоминания бывшей студентки

23 декабря — день, когда Гагаузская республика была преобразована и получила статус автономно-территориального образования Гагаузия.

Два с лишним десятилетия назад нас называли сепаратистами, самопровозглашенцами, не хотели признавать и всерьез не верили, что когда-нибудь это вообще станет возможным — чтобы представители малоизвестного нацменьшинства добились реализации права на самоопределение и могли себя чувствовать равными…

Звучит это сейчас, конечно, довольно резко, но я прекрасно помню, каких сил нам всем стоило «стать равными» в Республике Молдова образца 1995 года. Нет, я лично, в силу возраста, была не причастна к великим событиям, которые пришлось пережить гагаузам — рядовым и в особенности тем, кого сейчас с гордостью называют ветеранами становления Гагаузии. Но именно в силу возраста я прекрасно ощутила на себе все «прелести» неприятия и нежелания видеть в гагаузах людей. Никогда в своей жизни я не чувствовала этой неприязни так, как во времена студенчества.

Никакой обиды на недозревших в те времена взрослых людей у меня нет, но память помнит, как это было. Помню, как поехала поступать в самый крутой вуз страны и как в приемной комиссии очень серьезная дама не хотела брать мои документы. Помню, как прямым текстом посылала меня учиться в «свою Турцию», где «для ваших гагаузов есть льготные места»; мне в Кишиневе негде было остановиться и пришлось ночевать в парке напротив универа, чтобы назавтра с утра снова штурмовать комиссию. И меня называли упертой, упрямой, настырной, но я сказала, что не уйду, пока меня не примут. Приняли, хотя крови попили.

Потом начались будни. Помню преподавателей и важных людей из руководства вуза, которые не стеснялись прямо на парах пропагандировать неприязнь к гагаузам, называя их «отсталыми неграмотными чурками»; помню лекцию по современной истории, перед началом которой преподаватель предусмотрительно поинтересовался, есть ли в аудитории гагаузы (я попросила ребят не говорить, что есть), а потом, рассказывая о небезызвестном походе на Гагаузию, сказал, что «надо было их тогда раздавить, как клопов, и закончить на этом».

И тогда мой гагаузский темперамент взыграл, я не смогла дослушать его до конца (хотя именно для этого и «шифровалась»), я встала и сказала, что никогда такого не будет — чтобы гагаузов кто-то раздавил или поставил на колени(!), и он «по-мужски» отомстил мне тем, что поставил на экзамене «7», и это была единственная «семерка» среди всех моих «девяток-десяток» и двух «восьмерок» за все 5 лет учебы в университете.

Помню преподавательницу по румынской литературе, с которой у нас тоже были большие «терки» на национальной почве и которая на экзамене устроила мне настоящий ад, спросив не только по моему билету, но и выборочно по темам из тех билетов, которые сдали раньше, а потом сказала: «Я вам принципиально не поставлю «10», и поставила… «9», и многое-многое другое…

Сейчас это все смешно и даже мило: какой я была дикой гагаузкой, которая и вправду готова была перегрызть горло любому, кто скажет хоть одно обидное слово в адрес моего народа.

Помню, как мне ставили в упрек то, что гагаузы хотят пользоваться привилегиями, прикрываясь статусом нацменьшинства и как хотят прыгнуть выше своей головы, но «этого никогда не будет»…

Много всего помню, и много всего было неприятного. Определенно, этот путь был не простым для тех, кто однажды на него ступил. Но слава Богу, что сделав первый шаг, эти самоотверженные люди не остановились и не повернули обратно.

Гагаузы сегодня известны по всему миру. Люди искусства, культуры, литературы, музыканты, писатели, врачи, изобретатели — ими гордятся, их знают по именам, их приглашают делиться опытом и представлять свой народ далеко за пределами их родины. Молдова сегодня может гордиться тем, что благодаря гагаузам, к этой стране у мирового сообщества совершенно особенное отношение.

Многие политики сейчас любят говорить о том, что Гагаузия — это единственный якорь и гарант независимости Республики Молдова, удерживающий ее от потери собственной независимости и поглощения другим государством. Но говоря так, все они должны понимать: Гагаузия — это ее народ, это ее люди.

Да, нас мало; да, мы нацменьшинство, но мы едины, и в этом наша сила!

Нам не нужно чужого, но и своего мы не отдадим. Мы никогда не нападаем первыми и не имеем привычки вонзать нож в спину. Мы гостеприимны и дружелюбны, мы не оставляем своих в беде, мы отдаем последнюю рубаху и делимся последним куском хлеба. Мы живем на земле, на которой жили наши предки и на которой будут жить наши потомки.

Мы равные и всегда были равными вам, — тем, кто когда-то пошел на уступки и согласился признать нас и дать нам право на самоопределение. Потому что пока живет Гагаузия, будет жить независимая Молдова. А уж Гагаузия себя в обиду никому не даст и своих позиций не сдаст. «Не бойся, я с тобой». ©

Наталья Чеботарь