Прощай, Тараклия! О миграции

Опубликовано 26 февраля
Прощай, Тараклия! О миграции

Примерно такие же брожения происходили и в гагаузской среде тех лет. Гагаузы также метались в поисках земли, заработков и счастья - то в глубинные российские губернии, то в Бразилию. Поэтому мы решили перепечатать этот материал, который имеет несомненную историческую ценность.

До 80-х годов 19 века, крестьяне, желающие переселиться, встречали определенные трудности в связи с отсутствием каких либо регламентирующих правил. Ситуация изменилась после выхода Закона «О миграции сельского населения и мелкой буржуазии».

Тараклийцев направляли в основном в Амурскую и Южно-Уссурийскую губернии.

Те, кто решился переселиться, не знали какие трудности и нужды их ожидают в дороге. Многие мигранты из-за резкой смены климата и недоедания в пути заболевали и умирали. В Амурскую область тараклийцы переселялись только сухопутным путём, без предварительной посылкой ходоков. В Приморскую область и Южно-Уссурийский край - только морем.
Так например, семья Федора Николаевича Стоянова, отправилась со станции «Тараклия» в 1900 году и через Елисаветград, Харьков до города Канск (Енисейская губерния), затем по рекам и грунтовым дорогам до Владивостока. Другая семья- Ивана Славова Кайряк - тем же путем до города Благовещенск.

Переселенцы должны были сами оплачивать все расходы во время путешествия до места прибытия. Только, прибыв в Владивосток, семье Стояновым выдали заем на 33 года и освобождение от уплаты займа на первые 5 лет.

До поездки семья проходила медицинский осмотр и выдавалась необходимая документация. В Южно-Уссурийском крае каждая семья получала 100 десятин земли и облегчение налога на 20 лет и на 3 года освобождалась от всех налогов.

Часто местные власти не были готовы к приему мигрантов, а выделяемый госкредит был недостаточен для постройки дома и покупки инвентаря.
Первое прошение о переселении тараклийцев было подано 15 апреля 1895 года. Под ним подписалось 296 человек. Они просились на земли Сибири и Казахстана.. Причина- безземелье.

Наряду с законным переселением имело место и стихийные. В 1898 году Иван Тихонов Дарманчев, Иван Русев Георгиев, Дмитрий Желев Кирков поехали в Терскую область (Владикавказ). Уже через год оттуда прибыли назад в Бессарабию гонцы и объявили, что набирают желающих переселяться и что, мол, всё там устроено: рядом станция, православное население, земля такая же.

То же самое было предложено чийшийцам (П. Курдогло, С.Алаватский, В. Хинев, в. Мильчев), жителям Българийки ( Кайряков. Арабаджи).

Когда же переселенцы прибыли на место, то обнаружили, что земля для хлебопашества неудобна - гористая, песчаная или глинистая. Урожай скудный. Вблизи обитают кавказские татарские разбойники, дороги никудышние. Но самое главное, земли данные им в аренду на 30 лет, не все принадлежали местным хозяевам и дело дошло до суда. Чийшийские переселенцы вернулись в Бессарабию и подали в суд на тараклийцев, которые их обманули. А многие не вернулись, потому что дома земли нет, а денег тоже не осталось.
Но это не остановило желающих покинуть Тараклию, ставшей им хуже тюрьмы.

В Южно-Уссурийский край подали заявку две группы тараклийцев по 15 семей: Илия Димитриев Баклажанский с сыном, З. Делизлатанов, Г. Касса, С. Беров, И. Кирнев, Д. Косев, потом таких групп стало четыре. У желающих покинуть Тараклию не было денег и они просят их переселить за государственный счёт и с марта, потому что уже не засеяли землю.

Другие просили отправить их в Приморский край, к уже осевшим там семьям тараклийцев.

Однако все эти ходатайства были отклонены, потому что в Приморский край можно было переселяться лишь за свой счёт.

Впрочем, уже через месяц 70 семей тараклийцев вновь подают заявления на переселение. Разрешили 29 семьям. А в апреле уже 149 глав семей Тараклии снова подают прошения. И это уже было похоже на массовый психоз!

65 семей получили разрешение следовать в Приморский край…морем. Нужно ли доказывать, что сталинская «депортация» на Алтай в 1949 году по сравнению с этим «добровольным» бегством из родных пределов на край света, более похожа на гуманную миграцию, чем царская.

Иван Кайряк (1886 г.р) продаёт дом, имущество, оставляет землю братьям Василию и Николаю. Но их группу, доехавшую до Байкала, возвращают из-за начавшейся с Японией войны.

Желание покинуть Тараклию выказывали также и почётные, духовные жители: Гицеларь, Димитриевы, но не успели. По какой-то причине вышел указ прекратить переселение.

Тараклийцев это, конечно, не остановило, и они продолжают писать прошения и самовольно покидать селение.

Создается впечатление, что если бы разрешалось, то Тараклия опустела бы еще в конце 19 века.

Семье Федора Николов Стоянова удалось добраться до Южно-Уссурийского края в 1900 году и селятся в селе Шипухинское. Сыновья: Емануил (1876), Алексей (1885), Иван (1888), Семен (1892).



Столыпинская реформа

 

Это судьбоносное мероприятие еще более ускорило миграционные процессы, но наряду с миграцией на Восток, появилась возможность покупать земли в соседних, бессарабских районах. Для этого тараклийцы создали два сельскохозяйственных товарищества, которые при содействии Крестьянского поземельного банка (ссуда 10% годовых на 55 лет) покупали земли у землевладельцев или у банка (приобретенные им у разорившихся помещиков).

В это же период был издан декрет о свободной миграции всех категорий крестьян и даже поощрение переселений в восточные регионы России.

В Павлодарском уезде Семипалатинской области возник посёлок Тараклийский.

Около 50 семей тараклийцев выехали в Тургай (северный Казахстан) и в Амурскую область.

Город Комсомольск-на-Амуре был построен на месте селения Пермское, основанное в 1860 году бессарабскими болгарами, среди которых были и тараклийцы.

Официально только в 1895 году Тараклию покинуло 300 человек, в 1898 - 10 семей, 1899 - 90 семей.

Но и возвращались в Тараклию тоже. Степан Танов:
«В 1908 году отец продал дом, землю, рассчитался с долгами, и мы семьей из 5 человек выехали на Амур, где по рассказам было много плодородных земель. Но уже по дороге нам встретились земляки, возвращающиеся назад: климат суровый, урожаи низкие.
Некстати разболелся отец и мы, доехав до Канска, вернулись назад. Похоронили отца, затем мать и я в 16 лет стал кормильцем семьи, в которой были младшие брат с сестрой. Пришлось идти в батраки и лишь через 6 лет сколотил небольшое хозяйство
».



…а я хочу в Бразилию, Бразилию

 

В 1922-26 годах в Тараклии проживало около 10 322 жителя, но уже в 1926 году - 6 322. Это было связано с новой волной эмиграции - в Бразилию и в другие сёла Бессарабии.

По воспоминаниям моего отца в Бразилию записалось практически всё село Чийшия, и лишь отмена разрешений на выезд остановила исход жителей.

В этот период переселение пропагандировали различные пароходные компании, которые искали средства легкой наживы. Также крестьян склоняли к переселению бывшие эмигранты, вернувшиеся на родину. Они до 1925 года переселялись посредством Еврейских банков и сионистких организаций в Канаду и Бразилию.

Пропаганда была широкой:везде висели плакаты с призывами ухать в новый свет, где полная свобода и дают по 25 га земли, что там хлеб растет на деревьях и земной рай.

Переезд в Бразилию стало главной темой разговоров, и вновь наше селение охватил массовый психоз.

«Все сёла юга Бессарабии полны мыслями об эмиграции», - сообщали полицейские чины.

Находились и такие тараклийцы, которые осуждали земляков за предательство и предупреждали об обмане. Их никто не слушал, и как это похоже на сегодняшний день! Старшее поколение сопротивлялось переезду, но молодежь рвалась на волю.

Подготовка к эмиграции проходила по следующей схеме: семья отсылала делегата в Бухарест для переговоров с эмиграционным бюро. Там инструктировали и давали документы на оформление паспортов. Обещали бесплатный переезд в Сан Пауло и привилегии колонистам в Бразилии: дом с огородом, скот, инвентарь.

Проходили медосмотр и затем рейс: Прага - Берлин - Бремен - Лиссабон - Бразилия.

Путешествие было сложным, а в Бразилии суровые испытания. Всё, что обещали пропагандисты, оказалось банальным блефом. Работали бессарабцы в тяжелых условиях на плантациях. Стали болеть и умирать дети и женщины. Больше всего страдали от укусов ядовитых мух, змей и скорпионов. Пользуясь неграмотностью переселенцев, местные власти их «кидали» и «разводили». Бессарабцы стали искать возможности вернуться домой, но это удавалось немногим.

Про тараклийцев в Бразилии http://megdan.ru/blogs/pendzher-km-sveta/tarakliiskie-semi-v-brazilii.html

Из-за отсутствия земли, тараклийцы и в румынское время переселялись в другие места: Антоновка Леовского района (Лисица, Паскарь, Карамалак, Кайряк). Здесь сложился большой род Некитов, а в Серацика – Воински, Лопэцика, Цыганка, Дойна…

Страдая от безземелья, многие (и особенно молодежь) выезжали на сезонную работу в Добруджу, где имелись плантации болгарских фермеров, а также в города Румынии.

Другая причина, вынуждающая тараклийцев выезжать на работу в Румынию, - налоги. Имели место 52 налога и 150 различных податей!

С установлением советской власти новое несчастье обрушилось на тараклийцев: мобилизация в трудовые армии на Урал, затем принудительные депортации на Алтай, раскулачивание, коллективизация.

Только выросло одно советское поколение непуганых, как началась «перестройка». Половина населения Тараклии поумирало и разъехалось по чужим странам.

Что еще нам предстоит пережить?


По материалам книги «Тараклия 200»

источник